«Воха». Первый Герой ополчения

Виктория Цыпленкова
15.03.2022 г.

«Воха» — славный парень из Славянска. Когда началась война, ему было 20. На щеках ямочки, взгляд детский, слегка с прищуром. Волосы русые, коротко стриженные, сам невысокий. Уклонялся от службы в украинской армии, а когда решил вступить в ополчение, воинская служба начала уклоняться от него – воевать не брали. Всё решил Арсен Павлов, «Моторола».

«Воха» до войны

Вова с раннего возраста занимался футболом. Стоял на воротах, получал грамоты как лучший вратарь турниров. В юности мечтал построить карьеру футболиста, но, когда начал взрослеть, решил, что лучше прямо сейчас зарабатывать себе на жизнь. У Артёма Жоги, его отца, был рыбный бизнес. Парень начал ему помогать. Дело процветало. По выходным они ходили в ночные клубы – как два товарища. Оба выглядели молодо, и разница в возрасте не бросалась в глаза.

фото с отцом

«Когда началась вся непонятная история с Майданом, я принял для себя решение и дал обещание самому себе, что, если люди с оружием придут в мой город, я возьму в руки оружие и буду его защищать. И 5-го или 6-го мая мы с Арсеном были в одной упряжке», — рассказывал в интервью Владимир Жога.

В Славянске

«Воха» сначала помогал на блок-постах в Славянске – возил песок, оборудовал блок-посты. В бой ему идти не позволяли старшие товарищи. Но очередная встреча с Арсеном изменила ход судьбы Вовы:

— А чего ты ещё по гражданке, чего не защищаешь город? — спросил «Моторола». — Никто не берёт, — сказал «Воха». — Я беру. Пойдёшь ко мне? — Пойду конечно. У меня машина ещё есть – пикап.

— Вообще хорошо, поставим тебе пулемёт. Будем работать с пулемёта.

— Не вопрос.

 

В Славянске

С того момента товарищи начали работать вместе. Владимир первое время был водителем Арсена. Вместе катались на машине, «гасили укропов», кошмарили противника украинской музыкой. Летом они ездили с открытыми окнами, слушали песню «Рамолчазом нас багато», укро-патриотическую. Прохожие недоумевали. «Моторола» так шутил и с интересом познавал украинскую культуру. Артём Жога тоже пришёл служить в «Спарту». Стал начальником штаба подразделения.

К зиме «Воха» стал воином, типичным ополченцем с бородой и несколькими ранениями. Он воевал вместе с подразделением в донецком аэропорту.

Делала на память для себя

Делала фотографии на память для себя

«Когда был танковый прорыв я получил четвёртое ранение. Мы увидели в окно, как через взлётку переезжает 5 укроповских танков. На расстоянии метров пятисот ещё 5 танков и БМП подъехали. Было пыльно, была стрельба со стороны. И попал осколок с БМП прям чётко под глаз», — рассказывал «Воха» мне в интервью на том месте, где его ранило. Не смотря на ранение, Владимир продолжил бой. Он помогал в эвакуации бойцов с обстреливаемой территории, потому что вероятность того, что националисты сделают задуманное и заберут часть терминала была высока. После, вернулся на боевую позицию вместе с одним из товарищей для корректировки артиллерии. Тогда по месту, где находился «Воха» ударил танк. Ещё одно ранение, на этот раз в голову. Благо, боец был в каске, это и спасло ему жизнь. Она разбилась вдребезги. Бой выиграли ополченцы под командованием «Гиви» и «Моторолы».

Когда не стало Арсена, командиром батальона «Спарта» стал 23-летний «Воха». Бойцы держали оборону донецкого аэропорта, линию фронта в окрестностях Донецка, часто выезжали «на юга». Комбат много времени проводил с бойцами.

В феврале 2022-го года началась спецоперация. Ударное подразделение выдвинулось в самую жаркую точку. Из боёв комбат выходил целым. Когда Владимир вывозил из Волновахи гражданских, националисты открыли огонь. Комбат получил ранения несовместимы с жизнью. Посмертно ему присвоили звание Героя ДНР и Героя России.

Хоронили «Воху» с почестями. Прощались в «Донбасс Опере». В этот день в Донецке было тихо. Главная улица перекрыта, машин почти нет. Периодически доносятся звуки прилётов тяжёлого. Когда нет ветра, в центре Донецка слышно даже стрелковое. Война рядом.

На прощании со знакомыми при встрече здороваешься, близких сочувственно обнимаешь, ни с кем не разговариваешь — сказать нечего, да и не хочется. Многие из «спартанцев» ранены. У гроба рыдают родные. Отец, который теперь возглавит батальон, скорбит молча.

С «Матросом», о котором в конце говорю - одно из последних фото «Вохи», во время спецоперации в феврале

С «Матросом», о котором в конце говорю — одно из последних фото «Вохи», во время спецоперации в феврале

Рыжий сепар даёт интервью, советует коллегам с ВТРК с кем ещё можно пообщаться. Уговаривает «Матроса». Александр Агранович стоит с перебинтованной рукой — недавнее ранение под Волновахой. Годы стирают здоровье бойцов — один за пять прибавляет морщин и усталости. Но глаза-то не обманывают — у «Матроса» они молодые и добрые. Седые волосы торчат из-под чёрного берета — морпех. Когда улыбается, так и не скажешь, что столько прошёл. В «Спарте» он с 2014-го, дослужился до командира роты. Хоронит второго комбата. И это только в своём батальоне. А сколько их — комбригов, комбатов, рядовых…

С «Мотором»

С «Мотором»

«Они сверху за нами наблюдают, корректируют наши действия, где-то подсказывают. Конечно, тяжело верить в потусторонний мир, что всё это есть, что всё происходит. Я знаю, что они рядом. Стыдно за то, что оставили и доверили они нам, перед ними не будет, когда мы увидимся. Это я за «Гиви», за «Мотора», за «Мамая», за Александра Владимировича говорю. Очень долго можно перечислять этот чёрный список. Но нас оставили для того, чтобы мы продолжали наше общее дело под одной идеей», — рассказывал «Воха» за 2 года до гибели.

Они встретились. Никому не стыдно.

4.4 11 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Похожие статьи