Украина: экономика за линией фронта

Редакция
9.04.2022 г.

Когда разговор заходит о войне или даже о «специальной военной операции», то обычно говорят, простите за тавтологию, о… войне. Но мы сейчас хотим поговорить о том, что остаётся в «тумане войны» (вспомним старика Клаузевица) и за пламенем боевых действий, а так же за рамками большинства разговоров, рассказов и статей на военную тему.

Поговорим об экономике за линиями фронтов.

Тема необъятная, и потому ограничимся экономикой Украины. Что случилось с нею за минувшие семь недель? «Туман войны» здесь не меньший, чем в сфере боевых действий и оперативных замыслов. Расходы госбюджета на боевые действия всегда являются государственной и военной тайной. Известно лишь, что все бюджетные расходы киевского правительства тотально сокращены и почти обнулены по всем направлениям, кроме военных и части социальных выплат.

При этом по официальным данным киевских властей – эту информацию в конце марта озвучил украинский премьер-министр Денис Шмыгаль – бюджет Украины в связи с военными действиями ежедневно теряет 2 миллиарда гривен или 68 миллионов долларов. Подчеркнём – это не расходы на войну, а именно потери бюджета. Для сравнения, за минувший 2021 году в доходную часть бюджета Украины ежедневно в среднем поступало 4,5 миллиарда гривен. Т.е. бюджет за месяц боевых действий просел на 45% минимум.

При этом в свежем, на начало апреля, отчёте Министерства финансов Украины присутствует бодрый рапорт – за март, не смотря на войну, в бюджет поступило 103 миллиарда гривен, что составило 93% от плана. Здесь однако есть лукавство – почти треть от этих сумм (32,5 млрд гривен) составили выплаченные досрочно дивиденды от двух крупнейших банков страны. Речь о «ПриватБанке» и «Ощадбанке» – показательно, что оба банка, включая созданный олигархом Коломойским «Приват», на сегодня находятся в государственной собственности.

Суть в том, что внушительные выплаты банков это разовое поступление – в следующие месяцы бюджет президента Зеленского их уже не увидит. Под большим вопросом и все иные поступления. Просто потому, что за март на Украине прекратила работу значительная часть предприятий.

В начале апреля Киевская школа экономики со ссылкой на результаты социологического исследования фирмы Gradus Research озвучила какие-то совсем апокалиптические данные, согласно которым на территории Украины с начала «специальной военной операции» замедлили, уменьшили или остановили деятельность 86% компаний. Согласно этим исследованиям только 3-5% предприятий увеличили заработную плату и платежи контрагентам, ещё 14-19% выполняют выплаты на довоенном уровне, а остальные либо снизили, либо вообще прекратили выплаты. Почти 39% предприятий не выплачивают заработную плату, а 29% остановили отчисления поставщикам.

Косвенно такие цифры подтверждают и другие данные. Так по официальным данным Всемирной организации охраны здоровья на Украине закрылась половина аптек. Одновременно в стране не работает половина АЗС, автомобильных заправочных станций (к теме бензина и ГСМ мы ещё вернёмся).

Добавим к этому и многомиллионный поток беженцев – уже к 23 марта, по официальной статистике Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, за пределы Украины выехало 3 626 546 человек и в последующие дни их число увеличивалось. Можно утверждать, что к началу апреля 2022 года страну покинуло почти 10% довоенного населения. И это всё без учёта «внутренних» беженцев, которых та же ООН насчитывает к концу марта свыше 7 миллионов!

Словом эти цифры косвенно подтверждают факт, что почти половина предприятий Украины не работает или работает едва-едва, а, следовательно, любые внутренние поступления в бюджет государства Украина после марта будут катастрофически снижаться.

Про банковскую систему Украины надо рассказывать отдельно и подробнее, но есть «звоночки», говорящие, что она рухнет даже раньше, чем ВСУ. В начале апреля эксперт украинского Минфина Алексей Козырев озвучил данные, что в стране из 6000 отделений банков стабильно работают лишь около тысячи – менее 17% от довоенных.

Вернёмся, однако, к бюджету и финансам страны в целом. С момента начала «специальной военной операции» курс гривны к доллару просел, но незначительно. Центробанк Украины за месяц по официальным данным «напечатал» чуть менее 33 миллиардов гривен или 4% от всей денежной массы перед началом боевых действий.

Валютный курс и бюджет смогли спасти за счёт активной финансовой помощи с Запада. Правда, слово «помощь», вероятно, здесь всё же надо ставить в кавычки…

За март 2022 года государство Украины заняло на Западе почти столько же, сколько получило доходов и налогов внутри страны – 96,7 млрд гривен или 3,28 млрд долларов. Основную роль тут сыграл Международный валютный фонд, предоставивший Киеву в марте $1,4 млрд в рамках дополнительного финансирования по программе экстренной поддержки Rapid Financing Instrument. Как гласят документы МВФ, Rapid Financing Instrument или «Инструмент быстрого финансирования», призван обеспечивать финансовую помощь для стран, сталкивающихся с неотложной потребностью платежного баланса.

Остальную сумму составили займы Международного банка реконструкции и развития и Европейского инвестиционного банка, то есть деньги от ведущих финансовых инструментов ЕС и Запада в целом.

Подчеркнём, что это именно займы. Их надо будет – по крайней мере, в теории – отдавать. Отдавать чем-то и как-то… При этом государство Украина и так уже давным-давно в крупных должниках. За март кредиторам с Запада выплатили 135,3 млрд гривен (96,1 млрд ушли на погашение долга, а 39,2 мрд – на платежи по обслуживанию долга). То есть, нетрудно заметить, что в марте выплатили Западу даже больше, чем смогли у него экстренно занять.

Но подчеркнём ещё один момент – мартовские займы МВФ, ЕБРР и пр. не стоит путать с военной и иной помощью. Размеры и стоимость такой помощи – в виде потоков оружия и иной техники из США и стран ЕС – оценить сложнее, но речь уже идёт о многих миллиардах долларов. Впрочем, и тут слово «помощь» надо брать в кавычки – ведь чем больше оружия с Запада, тем дольше и тяжелее бои, тем выше разрушения на украинских землях…

Разрушения и потери инфраструктуры в ходе боёв оценить сложно. По версии официального Киева за март они составили 119 миллиардов долларов, или 4,25 млрд долларов в день. Не известно, насколько таким данным можно верить, но, в любом случае, эти потери значительны и на многие-многие миллиарды.

Теперь перейдём от госбюджета чуть ниже. К тем самым предприятиям Украины, треть из которых уже не платят работникам и поставщикам. Понимая, что после марта поступления от прежней налоговой системы уже сомнительны, правительство Зеленского предприняло ряд весьма популистских шагов. Ещё в середине месяца внесли законопроект о налоговой реформе, где главным является следующим момент – крупные предприятия получат освобождение от налога на прибыль и смогут платить единый налог в размере 2% с оборота.

Но еще более «либертарианскими» (для работодателя, не для наёмного работника) стали проведённые Киевом реформы в области трудовых отношений. С 24 марта на Украине рабочий день может достигать 60 часов, работодатель отныне не несёт ответственности за невыплату заработной платы, а забастовки запрещены. Словом, для любого работодателя сладкая мечта «дикого капитализма», если бы не натуральный «Дикий Запад», созданный боями и бесконтрольной раздачей оружия от властей Украины…

При этом прогнозы для ведущих экспортёров страны неутешительны. В начале апреля ряд украинских интернет-СМИ (в отличие от традиционных они еще не попали под военную цензуру) сообщили, что в правительстве Украины падение выручки от импорта за текущий год оценивается более чем в 70%. За предыдущий 2021 год украинский экспорт достиг рекордных 68 млрд долл. Теперь же из-за боёв, а так же потери или блокады всех портов, страна потеряет минимум 50 миллиардов долларов.

Показательно, что Европа, накачивая Украину оружием, не стремится помочь украинской промышленности. Украинский экспорт на запад всегда ограничивался квотами ЕС, относительно свободным был лишь экспорт зерна и металла, но именно эти самые главные для Украины статьи экспорта сегодня больше всего страдают от масштабных боевых действий.

Теперь спустимся ещё ниже к земле. В прямом смысле слова к земле-матушке, к упомянутому выше зерну во всех смыслах. Линия фронта забрала у Киева чернозёмы по обе стороны устья Днепра, но еще страшнее проблемы с горючим и удобрениями. Про то, что Россия уже несколько недель бьёт ракетами по базам и хранилищам ГСМ, не слышал только ленивый. ВС РФ пытаются лишить ВСУ горючего и, как следствие, мобильности. Но всё это неизбежно сказывается и на иных потребителях топлива – прежде всего на сельхозтехнике.

И это мы, за необъятностью темы, не касаемся энергетики вообще и электроэнергетики в частности. А ведь российские силы контролируют самую мощную АЭС на Украине, – Запорожскую в г. Энергодар. Эта АЭС одновременно и самая крупная электростанция в Европе, и контролируя только одну её, российские силы контролируют четверть всей электроэнергии Украины…

Однако, вернёмся от мирного атома на землю. Не лучше чем с ГМС складывается ситуация и с удобрениями. Ранее Украина была заметным экспортёром удобрений, и одновременно немало импортировала этой же продукции. Ещё 12 марта 2022 года киевское правительство ввело запрет на экспорт удобрений, но едва ли это защитит местных аграриев. Ведь по итогам 2021 года 32,1% от общего объема импорта удобрений поступало на Украину из Белоруссии (экспорт удобрений из России на Украину киевское правительство запретило ещё в 2019 году). Теперь нет и белорусских поставок по политическим причинам, а по причинам логистики нет и поставок из Узбекистана и Казахстана, которые в минувшем году тоже имели заметную долю в украинском импорте удобрений.

При этом, как сообщают украинские СМИ, большая часть собственных мощностей по производству удобрений на Украине уже остановлена — ведь такие заводы работают со взрывоопасными и ядовитыми материалами, и война представляет для них чрезвычайную опасность. Большинство же украинских производители удобрений расположены в восточной части страны, вблизи боевых действий

На фоне столь пессимистичного прогноза для сельского хозяйства «житницы Европы», особенно дико звучат факты о печальном состоянии госрезервов Украины именно в плане запасов зерна и продовольствия.

С советских времён в бывшей УССР оставалась внушительная система государственных резервов и хранилищ. Но за 30 лет «незалежности» она, похоже, стала почти «незалежной», то есть независимой – грубо говоря, пустой – от какого-либо содержания. Ещё в 2020 году на всю страну прогремел скандал о том как в результате аудита выяснилось, что в украинском Госрезерве не досчитались 2700 вагонов зерна на сумму более 800 млн гривен, но в итоге официально объявили анекдотическую причину, что всё съели мыши и крысы.

18 марта 2022 года министр аграрной политики и продовольствия Роман Лещенко, сделал официальное заявление, что продовольственная безопасность Украины обеспечена всем необходимым, а запасов пшеницы хватит на два года. Спустя 5 дней министр подал в отставку и связано это с тем, что с резервами зерна в реальности оказалось не очень… Значительную часть запасов, действительно, «съели мыши» – хранилища госрезервов на Украине не пополнялись много лет и часть запасов старых урожаев банально испортилась. Подозревают – и, вероятно, обоснованно – что часть госрезервов столь же банально продали на сторону. Примечательно, что буквально накануне начала боевых действий из Украины вывезли внушительное количество пшеницы, ячменя и т.д.

Уже 22 марта 2022 года украинское Министерство аграрной политики и продовольствия официально обратилось к комиссару ЕС по сельскому хозяйству, запрашивая у Евросоюза помощь семенами овощных культур. Процитируем это официальное письмо украинских властей европейским: «Прежде всего, у нас не хватает ресурсов для обеспечения посевной кампании, а именно семян и горючего. Кроме того, для успешного проведения посевной кампании Украине крайне потребны семена следующих овощных культур, а именно: капусты, свеклы, моркови, помидоров, огурцов и лука…» На следующий день, 23 марта, в украинских СМИ промелькнула информация, что накануне посевной именно овощная группа готова к высадке всего на 2% территорий страны.

При всех описанных выше ужасах, всё же не станем нагнетать и утверждать о полном крахе экономики и/или голоде на Украине. Стране едва ли грозит настоящий голод – всё же текущая «военная операция» достаточно локальна в сравнении с боями, например, Второй мировой. Однако проблемы с питанием будут – прежде всего в виде резкого роста цен. Ну а госбюджет Украины, даже если схлопнутся почти все внутренние поступления, будет подпитываться деньгами с Запада, заинтересованного в ослаблении России и, соответственно, заинтересованного в затягивании и углублении текущего конфликта.

Словом, в ближайшем будущем всем будет хуже. Всем, кроме тех самых крыс, что поели украинские госрезервы зерна. По сообщениям с мест, мусор в городах Украины, по понятным причинам, уже практически не убирается или убирается нерегулярно. Людей на улицах мало, потому целые районы стали царством крыс. На особенно откормившиеся и обнаглевшие особи не рискуют нападать даже кошки и собаки.

5 18 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Виктор
Виктор
4 месяцев назад

Самые жирные крысы Украины давно запаслись паспортами у своих хозяев.

Похожие статьи