Тайный орден Махно

Константин Кусмауль
22.04.2022 г.

В начале 1919 года «батько» Махно и его люди грезят победой и установлением гуляйпольского порядка на доброй части Украины. В январе Махно выбивает петлюровцев из промышленного центра Александровска (ныне Запорожье). Анархистское ополчение закрепляется на столь знакомой нам и сегодня линии боёв Мариуполь-Волноваха. Ополченцы пересчитывают тачанки и ждут победы над «немецко-австро-мадьярским империализмом».

 

Махно – наивный попутчик

Махно в пылу борьбы совсем не чувствует политического момента. Грезит себя крестьянским Наполеоном, в то время как судьбы революции решают интеллект Ленина и скорость стального поезда Троцкого. Для них Махно – просто попутчик. Такой полезен на ближней дороге к бесклассовому обществу. Но потом такой должен остаться за железными воротами грядущего рая…

Весна 1919 года. Красные наступают по всем направлениям – от Донбасса до Одессы. Переходя к централизации управления, большевики создают в Харькове Украинский фронт во главе с Антоновым-Овсеенко против Деникина.

Антонов-Овсеенко пишет Ильичу: надо привлекать Махно к совместной борьбе. Ленин готов договариваться, и уже в феврале Повстанческая армия входит в состав Красной армии, но на своих условиях. Махно удается сохранить внутренний распорядок, добиться согласия на «свою войну в своих районах». Черное знамя батька также отказывается заменять на кумач. Одновременно в Москве начинается широкая информационная кампания. Журналисты наперебой лепят из Махно красного героя. В «Правде» выходит статья, в которой отряды анархистов называются «красными» и «героическими»…

Гетман Скоропадский и Петлюра, немцы и австрийцы, Антанта и Деникин старались освоить украинский чернозем. Каждый со своими целями. Французы – самые рациональные. Разведслужба Антонова-Овсеенко перехватывает секретное послание: «В начале февраля этого года в Париже во главе с Ротшильдом образовалась компания по использованию богатств России в связи с поражением Германии». В первую очередь французы не прочь забрать скопившиеся в Мариуполе запасы угля, собранного еще немцами в конце 1918 года специально для отправки на Запад.

В марте главком вооруженными силами советской республики Вацетис отдает приказ о наступлении на Мариуполь. Подчиняясь централизованному командованию красных, Махно готовится взять порт и город. Мариуполь тогда был похож на полуколониальный муравейник. Люди Май-Маевского и Деникина, донские казаки Краснова, французские и греческие интервенты – все слетелись обгладывать труп Российской империи. Восемь дней отряды Махно отгоняли стервятников всех мастей от Мариуполя. В конце марта 1919 года Мариуполь взят ударом 1-й бригады 3-й Заднепровской дивизии РККА под командованием «батьки».

Мариупольский порт. Весна 1919 года…

Анархистам достается богатый улов. Помимо мариупольского угля, захвачены один бронепоезд, 18 паровозов, пароход и два катера. В эйфории от успеха Махно проводит съезд, на котором провозглашает включение Мариуполя в состав гуляй-польской анархической ойкумены. «Батька» проходится по кадровым вопросам. Осуждает практику большевистских «назначенцев» и вообще говорит много о большевиках, мол, не до конца понимают принципы настоящей свободы.

Этого хватило, чтобы к утру Москва получила «сигнал»: Махно становится опасен для революции. Напряжение в Кремле достигает пика, когда становится известно, что французы отправляют к Махно делегацию, предложив батьке обменять мариупольский уголь на оружие. Батька крутит ус и говорит только одно: «Подумаем!» Сказав, тут же забывает и приказывает свезти весь уголек в Гуляйполе, что и было исполнено.

Ленин, почувствовав, что «попутчик» теряет берега, посылает для прояснения ситуации в Мариуполь Антонова-Овсеенко. Начфронта остается доволен и отстукивает в Москву радиограмму: «Никакого заговора нет. Карательные меры – безумие. Надо немедленно прекратить газетную травлю махновцев».

И вот тут-то и должен был появиться в жизни Махно «орден за Мариуполь». Но об этом – чуть позже. Военная фортуна изменяет быстро… Деникинцы активно наступают, системно круша разрозненные анархические полки.

 

Падение Махно

Пока Махно примеряет лавры победителя, к нему в Гуляйполе прибывает Каменев, один из первейших лидеров большевиков той эпохи. Батька всю ночь не спит: чувствует неладное. Подозревает, как бы большевички не предали своего «командира поневоле». Но всё на этот раз обошлось. Навстречу высокой московской делегации выходит малорослый, моложавый, темноглазый, в папахе набекрень, человек. Отдал честь: «Комбриг батько Махно. На фронте держимся успешно. Идет бой за Мариуполь». Каменев произносит пламенную речь, в которой благодарит батьку. Неожиданно на трибуну пытается залезть сильно хмельной Ворошилов: хочет продолжить. Люди Махно еле стаскивают его с трибуны и аккуратно присаживают на лавку.

Проходит еще несколько недель, и Махно, под натиском белых, начинает спешное отступление из Мариуполя. На совещании в Москве Ленин уже готов распрощаться со странным «попутчиком». Уж слишком заносчив, «линию партии» не соблюдает, под красные знамена не идет, а ресурсами, захваченными в лихом бою, распоряжается как хочет. Большевистское правительство на Украине постановляет: «Ликвидировать Махно в кратчайшие сроки». Ликвидатором сначала назначают Ворошилова, который всеми правдами и неправдами «сливает» задание.

Именно той весной 1919 года над Мариуполем ярко вспыхнула звезда Нестора Ивановича Махно. В зените славы и признания он находился разве что в марте-апреле 1919-го. Именно в это время он теоретически мог быть награжден высшей и тогда по сути единственной советской наградой. Орден мог привезти Каменев на тот самый митинг. На встречу с ним Махно прибыл как раз из Мариуполя. Но Махно видел людей насквозь, чутьем своим волчьим почувствовал: Каменев приехал не благодарить. Каменев приехал как красный прокуратор. Никаких данных о награждении Махно орденом нет.

Возможно, еще в апреле 1919 года о награждении Махно ходатайствавал командующий Украинским фронтом Антонов-Овсеенко (единственный высокий красный командир, относившийся к Махно положительно).

К этому периоду относится только один задокументированный источник, в котором упоминается пресловутый орден – телеграмма знаменитого матроса Павла Дыбенко, в дивизию которого формально входили братушки из бригады Махно. Он пишет: «Заднепровская бригада взяла город Мариуполь, сломив сопротивление белогвардейцев и французской эскадры, при этом стойкость и мужество полков было несказанным… Комбриг Н. Махно и комполка В. Куриленко одними из первых в РСФСР награждены орденами Красного Знамени».

Павел Дыбенко и Нестор Махно, 1919 год

По сути, телеграмма Дыбенко – единственный, хоть и косвенный, источник, говорящий в пользу версии «ордена за Мариуполь номер 4».

 

Сложная математика награждений

А что же с наградными листами, представлениями, указами и распоряжениями? Как вообще появилась эта награда – орден Красного Знамени? И почему в поисках легендарного «ордена номер 4» не так-то просто досчитать до четырех? Давайте проследим первые месяцы существования этой загадочной награды и попробуем пересчитать всех награжденных. Может, ответы на все эти вопросы помогут решить загадку ордена?

В декабре 1917 года, когда всё «прогрессивное революционное человечество» (кроме большевиков, конечно) грезило Учредительным собранием, неожиданно были отменены все ордена и знаки старого режима. Через полгода Подвойский в письме Якову Свердлову высказал мысль о введении индивидуальных знаков отличия: «Лучшие революционные солдаты и все, связавшие свою судьбу с Советской республикой, жаждут республиканских отличий». Вскоре был составлен проект ордена, по которому его получатель наделялся пожизненной пенсией в 100 рублей (по золотому курсу) в год. Уже в сентябре 1919 года решение было принято.

Ныне историки и даже любители в интернете по-разному составляют очередность первых награжденных орденом Красного Знамени. По одной версии было так: на первый орден претендует Блюхер, на второй – Панюшкин, С. Вострецов, на третий – Миронов (как версия, после его расстрела он достался Сталину). На «тот самый четвертый», которым, по интернет-преданию, был награжден Махно, претендуют Фабрициус и снова Вострецов.

Что же получается? Вторых, третьих и четвертых орденов было несколько? Выходит, так! Давайте разбираться.

Постановлением президиума ВЦИК от 28 сентября 1918 года отмечено: «первым по времени знак отличия присудить товарищу Блюхеру, второй – товарищу Панюшкину, третий – товарищу Кузьмичу». С этого документа мы и начнем наш подсчет очередности награждения. Однако исторические факты ломают всю арифметику.

Красные берут Казань, и первым номером Яков Свердлов включает в очередность награждения командира Социалистического отряда ВЦИКа Василия Лукича Панюшкина. Комотряда (заметим, совсем недавно начальник охраны Смольного) лично доложил о взятии города.

Но в этот момент становится известно, что из окружения на Восточном фронте некто Блюхер вывел 10 тысяч бойцов. Донесли Ленину. Ильич расчувствовался и решил присудить «номер первый» Блюхеру. А Панюшкин стал «вторым». Исторические источники корректируют и эту картину. Блюхеру 11 мая 1919 года в городе Кунгур лично Троцким вручен не орден «номер 1», а «номер 114». А уже в 1937 году по личной просьбе Блюхера орден заменили на дубликат с номером 1. А к первому ордену с оригинальным номером 1 прикрепили щиток с цифрой «4», и в 1922 году его вручили Я. Фабрициусу.

Вторым номером в постановлении был орден для ныне малоизвестного товарища Панюшкина. (он ещё и тот самый Панин из советского фильма «Мичман Панин»). Однако, в итоге, он его так и не получил. Вскоре знак протеста – не из-за ордена, а против НЭПа – бывший балтийский матрос вышел из РКП(б). После профилактической беседы с Лениным восстановился и получил вечный иммунитет: умер только в 1960 году.

Но на этом история «второго номера» не заканчивается.

В феврале 1919 года награжден комдив Иона Якир. Серебряный вариант ордена не понравился «демону революции», и Троцкий сказал заменить его на золотоплатиновый знак. Граверы поставили на нем номер «2». Таким образом, в начале 1919 года было как минимум несколько орденов с цифрой «2». Еще одна «двушечка» была вручена в 1923 году уральскому комдиву Степану Вострецову. Перед вручением в нижней части награды сделали плашечку с цифрой «4». Это странно, ведь по легенде орден с этой цифрой должен был быть у Махно. Также в феврале еще одним орденом «номер 4» был награжден красный латыш Ян Фабрициус. Но, странное дело, этот орден до сегодняшних дней не сохранился. Нет и его изображений…

Третьим награждённым был некий «Кузьмич». Странно – то ли кличка, то ли партийный псевдоним? В «интернетах» так и пишут: просто «Кузьмич». Однако этот человек был известен в узких партийных кругах. Это комбриг Филипп Кузьмич Миронов. На момент награждения он вообще был беспартийным. Причем Кузьмич был награжден орденом дважды: до нехорошей истории с его пленением и разоружением белыми и после, когда его восстановили. И вот, какое совпадение с историей Панюшкина: первый свой орден он лично так и не получил…

Кроме Блюхера, Панюшкина и «Кузьмича» в 1918 году орден больше никто не получил. У руководства была еще идея наградить Чапаева, но решили повременить.

Кого наградили в 1919 году на документальном уровне сказать невозможно. В протоколах заседания Президиума ВЦИКа информации об этом нет. Но, как всегда, интернет «знает всё»: без ссылок на пруфы и четкие источники на страницах рассказывается снова про легендарный орден Махно с «номером 4». Давайте поищем его вместе?

Известно, что за весь 1919 год Президиум ВЦИК только трижды принимал постановления о награждении орденом. Это было связано с тем, что ВЦИК передал право награждения Реввоенсовету республики. Давайте посмотрим на пруф – документ «Правила о порядке представления к награждению орденом «Красное Знамя». Все предложения по награждению (и отказы тоже) шли через РВСР. Может, информация о награждении Махно проходила по их документам? Следов нет…

 

Косвенные доказательства

А каким же статусом обладал Нестор Иванович, чтобы «попасть» под постановление о награждении? К началу 1919 года Махно считался практически «красным командиром», комбригом (таковым его считали Ленин, Троцкий и Каменев). Красных командиров должны награждать Реввоенсоветы фронтов. Ордена вручали «на месте»: обстановка боевая, не до политеса. Возможно, Махно могли наградить только в связи с этим постановлением, «на скорую руку». Но снова в списках на награждение в апреле-мае его нет. РВС фронтов, видимо, не вели отдельных списков. Сторонники награждения списывают отсутствие документов на общую неприязнь и даже враждебность большевиков к батьке. Мол, конечно, все документы были уничтожены, чтобы забылась история с награждением…

Жена Махно, Галина Андреевна Кузьменко (знаменитая у махновцев «Матушка Галина») рассказывала про орден, который Нестор даже не надевал. По ее словам, орден он хранил в обозе и при отступлении тот был потерян. «Орден Красного Знамени у Нестора действительно был, – вспоминала она много лет спустя, – Однако он его никогда не носил. Орден Нестора… Лежал всегда в небольшом чемодане с моими личными вещами. И, может быть в снегу потерялся, либо красные его подобрали, когда однажды во время погони наша тачанка перевернулась и все полетело под откос – и лошади, и мы, и чемоданчик… А награждали Нестора в июне девятнадцатого года».

Версия Галины Кузьменко, мягко говоря, спорная. Особенно про июнь. В начале лета 1919 года Махно и вся его «черная гвардия» уже были для красных «вне закона» – осуждены и обвинены. Махно превратился в безусловного антигероя.

Сегодня нет ни одного официального документа о награждении легендарного «батьки» орденом Красного Знамени: решения, постановления, приказа, указа, распоряжения не существует. Есть еще одна «интернет-легенда», в которой, дескать, Махно получает орден с номером «4», а чуть позже его отдают Сталину. Сразу скажем, что это не так. Первый такой орден Сталин получил за оборону Петрограда (Постановление от 20 ноября 1919 года), а весной за оборону Царицына ему вручили орденский знак с номером «400». Позже его поменяли на дубликат с номером «3».

Реверс, оборотная сторона Ордена Красного знамени Сталина, отчетливо виден номер 400

Одним из косвенных доказательств сторонники награждения Махно упоминают фотографию, на которой он с орденом на груди. Однако, и тут странное: на оригинале этого снимка ордена нет. На другой фотографии с Махно есть подобие ордена, но это больше похоже на популярный в то время нагрудный знак командира Красной армии.

Ниже нагрудный знак Командира Красной Армии:

 

Сухой остаток

Проанализировав сложную историю награждений и косвенные факты, в истории с орденом мы можем утверждать однозначно: прямых доказательств (наградных документов и подлинных кадров) того, что Нестор Иванович Махно был награжден орденом «Красного Знамени» нет. Может быть, их никогда не было, а может быть они были уничтожены. Катавасия с номерами орденов и очередностью награждений говорит нам о том, что вариаций этого ордена много. Строгая последовательность отсутствовала: на металл часто приделывали плашку с номером, перечеканивали номерной штемпель на обратной стороне ордена.

Со временем предполагаемого награждения есть косвенная определенность: скорее всего это мог быть апрель или май 1919 года, когда Нестор был в чести у большевиков, когда он был истинным хозяином Мариуполя. Наградить его мог Антонов-Овсеенко или Каменев. Но, опять же, кроме домыслов и предположений, у этой версии нет никаких доказательств.

Остается только устное, якобы записанное со слов свидетельство жены Махно об ордене и обстоятельствах его потери.

Сам же Махно всю жизнь хранил молчание: никогда не говорил о том, что обладал орденом «Красного знамени», напротив, утверждал, что «не за ордена воюем». Мариуполь брал. Храбрым был как чёрт. Ждал свободы для гуляй-польского своего мира. Был повержен как бесстрашный, жестокий и наивный идеалист, превратившись во врага сразу всех. Остальное скрыто за небольшой плитой колумбария кладбища Пер-Лашез.

 

5 7 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Владимир
Владимир
5 месяцев назад

Жалко Батьку. Героический был человек .

Похожие статьи