СПЕЦОПЕРАЦИЯ И ЛИЦЕМЕРИЕ

Андрей Коробов-Латынцев
19.05.2022 г.

По поводу статьи Ю. Хабермаса «Война и возмущение»

Живой классик современной немецкой философии Юрген Хабермас написал статью о спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины, называется статья «Война и возмущение». Чем возмущается старик Хабермас?

Возмущается он тем, что «спустя 77 лет без войны и через 33 года после конца войны холодной, сохранявшей мир только в условиях угрозы взаимного уничтожения, пугающие образы войны, произвольно развязанные Россией, вернулись к нам на порог».

В этом предложении интересно не то как немецкий философ, признанный в мире интеллектуал и классик, вдруг вещает самыми примитивным штампами западной пропаганды, но то, что Хабермас будто бы позабыл, что он сам же писал в 1999 году в журнале «Логос», один из разделов которого специально был посвящен натовским бомбардировкам Югославии. А писал Хабермас вот что: «Вступление в войну бундесвера означает прекращение того периода сдержанности, который характеризует немецкий послевоенный менталитет. Это война. Конечно, воздушные удары альянса, по-видимому, отличаются от традиционной войны. Фактически “хирургическая точность” бомбежек и принцип сохранения гражданского населения имеют высокое легитимирующее значение. Все это означает отказ от тотального ведения войны, которое определяло физиогномику уходящего столетия. Однако и то, что каждый вечер демонстрирует нам телевизор, позволяет понять, что население Югославии понимает происходящее не иначе как войну».

Удивляет здесь и забывчивость немецкого философа («77 лет без войны», хотя в 1999-ом он сам писал, что «Это война»), но и имплицитно встроенная в его выражения интерпретация событий. Если Россия, с точки зрения Хабермаса, развязала войну на Украине, то НАТО, оказывается, в Югославии в 1999 году не развязало… Если у НАТО была «хирургическая точность» бомбежек (это, напомню, когда целый мирный город в центре Балканского полуострова почти вся Европа бомбили авиацией, и при этом были убиты сотни мирных граждан), то у России, которая авиацией мирные города не бомбит, по определению, конечно же, «хирургической точности» быть не может, ведь она агрессор, она «развязала войну» и т.д.

Удивляет здесь и то, что Хабермас (я повторяюсь снова – признанный современный классик западной философии!) рассуждает как самый последний обыватель: «Образы войны, развязанные Россией, вернулись к нам на порог». Имеется в виду, к нам – т.е. к европейцам на порог. Именно в феврале 2022 года на порог к Европе подошла война, «развязанная Россией». Иной точки зрения у Хабермаса нет.

Потому что те образы войны, которые были произвольно развязаны коллективным Западом посредством Украины и которые подошли уже к нам на порог восемь лет назад – эти образы войны Хабермаса не интересуют. Ведь это к нам на порог они подошли, а не к ним («осознание территориальной близости этой войны»). Когда война шла от Украины к нам, на Донбасс, то «сознания территориальной близости войны» у Хабермаса и остальных не было, но теперь, когда мы начали нашу военную Спецоперацию, такое сознание появилось: их нулевой меридиан был пройден. Однако это не лицемерие Хабермаса, это хуже – это неспособность западных интеллектуалов осознать и критически осмыслить ту систему координат, в которой они находятся. У нас такие инструменты есть, а у них не осталось.

Здесь имеет место важное неизбывное разграничение между Европой, мнящей себя универсальной цивилизацией, и Евразией, которая с точки зрения этой «универсальной цивилизации» субъектностью никакой не обладает, а суть недоцивилизация, с которой и считаться не стоит. Поэтому и важно только то, что пришло к ним на порог, а то, что они принесли к нам на порог – не имеет значения. Таковы предпосылки всех дальнейших суждений Хабермаса, замкнутого на сугубо своих германских интересах и не способного судить о мировой ситуации с глобальной точки зрения. Немецкая философия превратилась сегодня, увы, во что-то глубоко провинциальное, местечковое.

Со своих субъективных позиций Хабермас возмущается, взирая на «факты, которые дергают нас за нервы». Что относится к таким фактам? Быть может, 2 мая в Одессе? Или бомбардировка украинскими карателями Луганской ОГА? Уточнений Хабермас не дает, да и важно здесь ведь не то, что было на самом деле (здесь всё по Бодрийяру, см. его «Войны в Заливе не было»), но то, что факты дергают за нервы: «Но умелая постановка то или нет – это факты, которые дергают нас за нервы». Неважно в итоге, что же там все-таки на самом деле было в Буче – вы, главное, посмотрите, как дернуты наши европейские нервы!

«Среди наблюдателей на Западе беспокойство растет с каждой смертью, шок с каждым убийством, возмущение с каждым военным преступлением» – пишет старик Хабермас. Но тут важная поправка, что речь здесь идет не об убийствах вообще, но об убийствах кого угодно, кроме русских. Убийство русских никак не вызывало беспокойство у западного философа… Объективные установки гуманизма утеряны западными философами. Поэтому только лишь страшный Путин «нарушает международное гуманитарное право своими систематически бесчеловечными военными действиями», а Порошенко, Зеленский и проч. – нет, не нарушали ничего. Ведь в отношении унтерменшей нельзя нарушить какое-то там право, ибо у последних никаких прав нет.

И ведь интересно, что немецкий философ подспудно сознает, что происходит на самом деле: «Как никогда раньше, медийное присутствие этой войны господствует над нашей повседневной жизнью. Украинский президент, который знает толк в силе образов, отправляет мощные месседжи. Ежедневно новые сцены разрушений и поразительных страданий ищут отклик в социальных сетях Запада. Новизна публикации и рассчитанная публичность непредсказуемого военного события может произвести на нас, людей старшего поколения, большее впечатление, чем на молодых, привыкших к новым средствам массовой информации…» Но нужных выводов из этого не делается: кому выгодно такое медийное присутствие войны? Почему наша спецоперация подается так односторонне? Отчего так много фейков и почему на Западе никто их не разоблачает? Почему не ставится даже вопроса о том, каков характер западной пропаганды в отношении России?

На все эти проблемы ответы заранее даны и по умолчанию приняты – теперь в Европах всё как в едких строфах Высоцкого: «А мы всё ставим каверзный ответ, но не находим нужного вопроса». Между тем, философия – это архитектура вопросов, их динамика, а не строго прописанные по пунктам ответы. Но западные философы более не в состоянии вопрошать о происходящем, они удовлетворяются теми «ответами», которые им предоставлены коллективным западным superconscious.

4.5 15 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Виктор Викторович
Виктор Викторович
4 месяцев назад

Отличный спич. Я б даже выпил за закат Европы вручную. Браво автору.

Похожие статьи