Помнишь, Алёша, дороги Херсонщины…

Евгений Николаев
11.04.2022 г.

Несколько поворотов автотрассы и судьбы – и вот мы заезжаем в Херсонскую область. Нас встречают бескрайние поля и неухоженные дороги. На полях мертвенно стоят неработающие ветряки – ветер не крутит их лопасти. При отступлении «укропы» подорвали блоки управления ветрогенераторов, поэтому сейчас местное население электричеством, интернетом и другими благами цивилизации снабжается из Крыма.

По поводу цивилизации — это не шутка. Здесь всё пестрит остатками советской цивилизации – ветхие автобусные остановки с мозаикой эпохи товарища Брежнева, разрушенные пилоны в честь советских колхозов, брошенная старая сельхозтехника. Мне как уроженцу советского Юга это всё близко, я здесь как дома, слишком многое напоминает моё детство. Я как будто попал в провал времени. Фактически с 80-х годов минувшего века здесь ничего не изменилось. Ничего не построено, из инфраструктуры не появилось ничего нового… Хотя нет. Кое-что изменилось – дух места стал более хуторским. На фоне общей разрухи и атавизации, ухоженные домики под жестяной крышей выглядят вызывающе. Это как сообщающиеся сосуды. Здесь прибавилось, там убавилось. Какие-то средства видимо, в регион государство Украина всё же вкладывала, их расхищали и распределяли среди своих… Когда-то так было и в Крыму. Схема та же. Теперь так не будет.

На границе Херсонщины и Крыма сейчас оживление. Беженцы уходят на полуостров. Пешком, на машинах, мотоциклах, даже на велосипедах. Бегут не от войны – от неустроенности.

Жители ближайших сёл наладили трансграничный трафик. Покупают в Крыму продукты питания и несут на себе в Херсонскую область. Кодовое прозвище таких коробейников – «верблюды». На дорогах области много машин. Гражданские, военные и колонны гумконвоев.

 

Пути-дороги достаточно безопасны, их охраняют мобилизованные донецкие мужики. Они стоят через каждые 200 метров, окапываясь в низкопрофильных окопах. С оружием в руках эти стражи херсонских степей похожи на небольшие телеграфные столбы, которые передают едущие машины друг другу от поста к посту, словно сигнал телеграфного кода. Когда в пыльной дали появляется половецкий курган, на нем можно увидеть наблюдательный пункт донецких ополченцев и знамёна России или ДНР. В степи это выглядит очень красиво и совершенно архетипично, картина словно выписана из «Задонщины» или «Слова о Полку Игореве». Преемственность времён наглядна и очевидна.

Для донецких, конечно, это никакая не «спецоперация», а война. Причем война освободительная и народная. Особенно после объявления в республиках всеобщей мобилизации. Там, в востоку от Херсонщины, донецкие позиции растянулись на многие и многие километры. И каждый километр это люди, много людей. Всё шахтёры, заводчане, дальнобойщики. Офицерами у них служат инженеры и просто люди с высшим образованием. Из «профессионалов» разве что комбат, да и тот бывший директор школы – в 14 году школу разбомбили, теперь «учит» укропов… Всё как в Ту войну. Они так и воспринимают эти события, как новую Отечественную. То, что не доделали тогда деды, приходится доделывать внукам.

Есть целые «интеллигентские» подразделения. Их много. Учителя, директора и преподаватели музыкальных школ, драматические актёры, воспитатели, журналисты и радиоведущие. Поэтому, подъезжая к очередной «располаге» или блок-посту и видя заросших, нечесаных мужиков с оружием и в камуфляже ДНР, не ругайтесь матом и не стройте из себя бывалого. Просто человек живёт в поле уже месяц и выглядит как шаромыжник, а на самом деле это музыкант донецкой филармонии или художник…

Интересно, почему московская интеллигенция не воспринимает Эту войну как народную? Может потому, что слишком далеко она от народа? Или она интеллигенция другого народа?

Если сравнивать экипировку армии РФ и донецких призывников, то это небо и земля. Воины ВС России похожи на звёздный десант. Стильно, модно, молодёжно. Всё ладно подогнано, красиво сшито. Причём как передовые части, так и обозники.

Донецкие ребята, выглядят на их фоне сомалийскими пиратами в банных тапочках. Вооружены тоже «не по моде». Старые АКМ, АКС, ПК и довершающий штрих – винтовка Мосина 1943 г. выпуска с оптическим прицелом, легендарная «трёхлинейка». Они её используют и как снайперскую винтовку и как символ преемственности с предками. Это как Красное знамя или песня «Катюша» или как Т- 34. Сразу видно – «наши пришли».

И всё же, при всей своей бедности, эти донецкие «пираты» с трёхлинейками, делают огромное дело. Они люди с «синими» паспортами, они местные. Входя в сёла и города, с трехлинейками в руках они приближают победу, не меньше чем элитный десант с самым навороченым вооружением, а может быть и больше.

Один такой «оборванец» очень переживал, за свой родной Донецк и семью оставленную дома. По Донецку долбят не переставая. Говорит – дома сейчас опасней, чем здесь. Как это всё восстанавливать после войны? А потом улыбнулся и говорит:
– Но на 9 мая, хочу промаршировать по Киеву! Красивый город! Как раз для парада.

Если разговориться с ними, то поражает ясность слов и формулировок. И откуда эта военная четкость, у вчерашних работяг с заводов и шахт? Например, они заявляют, что после признания ДНР, не чувствуют себя частью Русского Мира, а просто Русским Миром. Разница вроде бы невелика, но для них очень существенна.

Вообще, что меня поразило во время поездки по освобожденным территориям? Думаете количество подбитой «укропской» техники? Разрушения и шрамы войны в сёлах? Неустроенность мирного населения? Нет, всё это признаки любой войны, такое я уже видел во время Приднестровского конфликта и в 2014 году. К этому я был готов. Но вот, что меня действительно поразило, так это философы в форме…

 

 

При въезде на очередной блок пост, нас окружила группа солдат. Уже не донецкие «ополчи», а ВС РФ. Они были рады нас видеть. Обнялись и разговорились. Один из парней сказал слова, которые врезались мне в подкорку, надеюсь, навсегда. Он сказал: «Я раньше думал, что человек может жить без прошлого, отрекаясь от него и в этом ничего страшного нет. Он остаётся человеком, просто живёт настоящим. Теперь я знаю что это неправда (он применил другое, более резкое, «нецензурное» и правдивое слово). Здесь молодёжь не знает своего прошлого, восемь лет правда была под запретом. На вопрос, на кого Гитлер напал в 1941 году, парни и дівчини по 18-20 лет отвечают – «На Украину. Но мы его победили, потому что бойцы УПА создали антифашистский комитет спасения Украины…» У этих детей вместо исторической памяти имплантирована «палёная» флеш карта maide in hell. Это не русские и не украинцы, это общечеловеки. Мы здесь воюем не с украинцами, а с нечеловеческим…»

А потом этот молодой парень добавил: «Я на контракте служу. Но даже если мне ни копейки не заплатят, я горд тем, что спасаю этих людей от беспамятства…»

От беспамятства. Я обнял его и спросил его имя. Его зовут Лёха, ему 35 лет, он со станицы в Краснодарском крае. И каждый, кто скажет, что Лёха оккупант, фашист, русня, негодяй – мой враг..

А по обочинам бесстыдно и жутко раскорячена побитая и пожжённая техника, и наша и ВСУшная, вперемешку. Нашу потихоньку вывозят на ремонт и утилизацию на длинных трейлерах, прикрытых брезентом. Их техника ржавеет и подвергается набегам хозяйственных мужиков из местных сёл. В хозяйстве все сгодится – и руль от БТР, и установка «Град», и траки танков, и, конечно, старый добрый «калаш».

Вообще расхищение военного имущества после боя стало сейчас чуть ли не основной сферой деятельности местных куркулеватых крестьян. Несут всё. Объяснить зачем – не могут. Особенно этим грешат местные крымско-татарские села.

Ряд оперативных мероприятий и «арсеналы» начали сдавать. С соплями, кряхтением и селянским бурчанием сдают комендантским ротам, иногда за деньги, иногда под угрозой санкций. От 50 до 100 $ за ствол. Платят в рублях. Встречаются смешные случаи – одного такого запасливого крестьянина заставляли несколько раз раскапывать «схроны» в его же палисаднике, и каждый раз находили искомое. Неугомонный «крот» лишил свою жену барвинков и бархатцев перед окнами своего дома.

Чтобы пресечь глупый «бизнес» по сбору армейского имущества с полей и занять сельское население, российские власти провели ряд действительно важных мероприятий. Разминировали поля и оперативно «сняли» украинские мины с сельхозугодий, выдали фермерам халявный дизель для техники, предоставили очень дешевые удобрения (в 4-5 раз дешевле, чем при Украине) и, самое главное, дали лояльным фермерам защиту из тех же донецких мобилизованных мужиков. Это благодатный для сельского хозяйства край, его просто душили и не давали развиваться. Можно быть уверенными – в этом году на землях, занятых русской армией, урожай будет хороший, голода не будет, и фермеры нормально заработают.

Но хватит о сёлах. Здесь в Херсонской области границей между Селом и Городом является Днепр. Соединяет их Антоновский мост. Еще недавно, на мосту никого не было кроме русского блокпоста, да чаек прилетевших с Чёрного моря. Сегодня здесь толчея и пробки. Едут в Херсон, идут из Херсона. Всё четко и отлажено, проверка документов, досмотр машины. Видно, что у солдат с блокпостов уже завязаны знакомства и неформальные связи с постоянными «клиентами и посетителями» Антоновского моста. Люди остаются людьми и на войне, приветствия, рукопожатия, улыбки – всё в наличии.

 

 

 

На въезде в город «распетрушенный» ракетным ударом пост ГИБДД, из которого «укропы» хотели сделать ДОТ, долговременную огневую точку. Больше никаких серьезных разрушений в городе не наблюдается. В городе тепло и солнечно, с моря тянет солью и скорым пыльным летом. В Херсоне работает общественный транспорт, ездят автомобили, работает рынок, продают продукты. Есть очереди… Особенно у аптек. Лекарств не хватает. Эту проблему старается решать военно-гражданская администрация. Пока получается не очень.

На улицах из «борьбы с оккупантами» только граффити в поддержку ВСУ и батальона «Азов». Их никто не закрашивает… Никто не снимает украинские флаги и различные символы. Разве что рядом могут повесить российский триколор или советский флаг. Если спросить у военных, почему не снимают плакат с призывом вступить в батальон «Азов», ответ очень простой – нет приказа. В более личных беседах, поясняют, что это не наше дело, пусть этим занимаются местные. Наше дело обеспечивать порядок и безопасность на местах.

Такого плюрализма мнений и свободы собраний как в Херсоне, Ольстер и вообще Северная Ирландия ни имели никогда, и, думаю, иметь не будут. Росгвардейцы снисходительно смотрят на беснование укропатриотов, если и когда они происходят. Если ты не замышляешь откровенного криминала, то можешь кричать что угодно, голосовать за кого угодно, верить любой ереси, мечтать о европейском будущем и розовом пони у себя в кладовке.

 

Политическое положение в городе, очень образно и резко обрисовал местный криминалитет. Если переводить на литературный русский, то положение таково: «Дебилов много, а смелых почти нет». Причем это касается и «проукропской» и прорусской страты. И тех и других вместе максимум 20% населения. Остальные это просто обыватели, готовые стоически принять любые исторические перипетии, растить детей, строить карьеру, жить…

Общение с местными оставляет двойственное ощущение. Причерноморье исторически русскоязычно, и когда местная «патриотка», что бы показать свою «європейськість», коверкает русский язык украинскими окончаниями, это выглядит смешно. Все эти «быстрише» вместо «швідше», «говОрю», вместо «розмовляю» и тд. Начинаю её поправлять, перехожу на литературный украинский, затем на русинский диалект. Всё. Шаблоны порваны. У активистки истерика– «оккупанты» говорят на украинском лучше. Слёзы, апатия, нервный срыв. И так во всём.

С одной стороны, видно, что это обычные русские люди, которые косплеят «западенцев». Причем косплеят без огонька и вдохновения, скорее по привычке. С другой стороны, это действительно обычные русские люди, которые не любят, когда вмешиваются в их обыденный жизненный уклад, не любят, когда им указывают что и как делать. Видимо военно-гражданская администрация это учитывает и поэтому лавирует между культурной русскостью и политической русскостью. Возможно, это и правильно.

Ещё несколько бытовых штрихов. В Херсоне, как и других городах юга бывшей УССР, люди из-за дороговизны ещё в начале нулевых годов отрезали себя от газоснабжения и ставили электродуйки. Поэтому в домах очень холодно. Отсюда болезни и раздражительность. Требуется переподключение к газоподаче.

Все телеканалы Украины похожи на башни ретрансляторы из «Обитаемого острова» Стругацких. Накачивают людей гноем ненависти. Неподготовленный человек может смотреть их не более 5 минут. Затем его начинает тошнить. После отключения у жителей бывшей Украины страшная ломка. Хочется по привычке « поскакать», но подпитки из ТV нет, поэтому эффект противоположный. Не бодрит. Наоборот вызывает тоску. Требуется переподключение к российским телеканалам и вообще инфополю России и Белоруссии.

Что ещё добавить о жизни в Херсоне? Транспорт работает уже лучше, чем прежде. Росгвардия работает лучше и вежливее, чем прежние «полиционеры». Предприятия пока стоят. Коммунальные службы работают плохо. Прежние власти зарплату не платят уже, новые не платят ещё, но обещают. Пенсии своим вроде бы гражданам в Херсонской области Киев тоже не платит. Гривны из области вымывается ударными темпами, а новые не завозятся. Готовится переход на рубль

Основная проблема нынешнего Причерноморья – неопределенность. В городах и сёлах 5-10 % активного «проукропского» населения терроризируют оставшиеся 90% . Ходит тётка по селу и стращает местных жителей. Всё вижу, говорит, как вернутся наши хлопцы, «усих сдам» в СБУ. И ведь сдаст… А что с людьми делают нацисты, многие уже видели в интернете и прочем тик-токе. Для того эти видосики туда и выкладывают, потому и не удаляют. Разгоняют в сети, накручивают просмотры…

Я не буду сейчас писать о геройстве наших парней в форме, о борьбе с прокиевским подпольем, о тяжелом каждодневном труде людей из спецслужб и помощи гражданских волонтеров из России и Донбасса. Не время и не место говорить о таких частностях в судьбоносный момент истории, когда прямо через наши души пролетают события планетарного масштаба. Об этом можно будет говорить позже.

Что могу сказать точно и прямо сейчас, так это то, что огромная часть города и области выдохнет, наконец, и перестанет стонать по ночам, если какой-нибудь высокопоставленный российский чиновник, выступит по телевиденью с простыми и честными словами, обращенными к жителям Херсона. Ещё лучше было бы, чтоб этот чиновник приехал в Херсон и на площади громко и внятно произнес: «Мы никуда не уйдём, потому что Вы это Мы».

И тогда многое изменится.

 

4.8 92 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Марина
Марина
2 месяцев назад

Безмерно жалко людей. Сколько исковерканных жизней и душ.. И одновременно — неимоверная гордость за ту внутреннюю сущность истинного «русского мира», к которому имею счастье принадлежать. И очень большая надежда — мы там навсегда. Спасибо автору

Похожие статьи