Поляки Евразии

Алексей Волынец
22.08.2022 г.

Русский генерал и польский граф Адам Петрович Ожаровский. Портрет из знаменитой Военной галереи героев 1812 года в Зимнем Дворце

У нас обычно забывают, что все антирусские мятежи в Польше в первую очередь убивали не русских, а ориентированных на Россию поляков. Вот для примера судьбы двух представителей польской аристократии – оба герои 1812 года, русские герои. Первый поляк – русский генерал. Второй поляк – русский полковник.

Генерал русской армии Адам Ожаровский (1776 –1855). Сын Петра Ожаровского, великого коронного гетмана (т.е. главкома армии) Речи Посполитой. Весной 1794 года Пётр Ожаровский был повешен в Варшаве в начале восстания Костюшко. Повешен именно за пророссийские взгляды. В итоге его сын Адам – чистокровный шляхтич из Малой Польши, исторического сердца польской державы – стал офицером русской армии.

В неудачной для нас битве под Аустерлицем полковник Лейб-Гвардии Конного полка Адам Ожаровский захватил знамя французского полка и был награждён Орденом Св. Георгия. К 1812 году он уже генерал. За Бородино награжден золотой шпагой с алмазами. Сражался при Тарутине, Малоярославце и Красном, командуя отдельным отрядом из ополченцев и казаков. В 1813 году участвовал в сражениях под Люценом, Бауценом, Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом. В 1814 году отличился под Фер-Шампенуазом и при взятии Парижа, захватив удачной атакой три десятка французский пушек.

Полковник русской армии Борис Четвертинский (1784–1865). Сын польского князя Антония Станислава Святополк-Четвертинского. Любопытно, что ополяченные и принявшие католичество князья Четвертинские, известные еще с XIV века, происходили с Волыни, изначально были православными и возводили род к Рюриковичам. При этом князь Антоний Четвертинский был противником раздела Речи Посполитой, но выступал за союз с русской монархией. За что летом 1794 года он повешен в Варшаве польскими мятежниками.

Кстати, вместе с Антонием Четвертинским тогда повесили и Виленского епископа Игнатия Мосальского (потомок князей Мосальских – тоже ополяченные и принявшие католичество Рюриковичи). Этот католический епископ не только выступал за союз с Россией, но и за освобождение крестьян от крепостной зависимости и наделении их землей. За что по совокупности и повешен антирусскими поляками.

Но вернёмся к Антонию Четвертинскому – его вешали на глазах семьи. Смерть отца наблюдал 10-летний сын Борис. Не удивительно, что он стал русским офицером – начал службу подпоручиком Преображенского полка. Кстати в его сестру Марию был влюблен император Александр I (по слухам были даже совместные дети). Сам же Борис Четвертинский к армейской лямке не рвался и, пользуясь такими интимными связями при царском дворе, в мирное время всегда числился в отставке, но во все военные кампании России возвращался в армию и дрался отчаянно.

В 1805 г. за сражения против Наполеона получил золотую саблю с надписью «За храбрость». Из наградного формуляра русского поляка Антона Четвертинского: «…при Шенграбене, имея в команде своей два эскадрона гусар, закрывал ретираду всей кавалерии…»

Год 1812-й князь Четвертинский встретил в отставке, но с началом боёв вернулся в армию. Командовал конным полком Московского ополчения – именно полк Четвертинского, среди прочих частей, прикрывал отход русской армии через Москву. Одним из офицеров в полку Четвертинского служил поэт Пётр Вяземский, чьи воспоминания о 1812 годе были позднее использованы Львом Толстым во время создания «Войны и мира».

Это собственно небольшое напоминание о тех поляках, что воевали и погибали за Русь. На самом деле таких было немало. А то в современной России обычно вспоминают наполеоновских коллаборантов из «Герцогства Варшавского» и различных русофобских мятежников, а прорусских поляков вспоминают куда меньше. Тогда как, например, в 1812-14 годах польские дворяне составляли 14% всех офицеров русской регулярной кавалерии (см., например, исследование Янчаускаса Т.В. «Социальное происхождение офицеров русской регулярной кавалерии в эпоху Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813–1814 гг»).

Между прочим, знаменитая «кавалерист-девица» Надежда Дурова начинала службу не где-нибудь, а в Польском уланском полку Русской императорской армии, в том полку две трети офицеров были поляками – так что в русские кавалеристы знаменитую воительницу зачислил ротмистр Казимирский…

В 1812 году Польский уланский полк принимал участие в боях за Витебск и Смоленск, а в Бородинской битве полк сражался у знаменитой батареи Раевского (которую, кстати, среди прочих атаковали польские уланы из армии Наполеона). Затем часть полка под командованием Ксаверия Бискупского воевала в составе партизанского отряда Фигнера, одного из наших лучших партизан той войны.

У русского немца Фигнера при знакомстве с русским поляком Бискупским состоялся примечательный разговор:

– Смелы ли, преданны ваши уланы?

– У нас ненадежных, трусов нет.

– Вот, видите ли, – пояснил Фигнер, – от этого будет зависеть жизнь целого отряда.

– Ого! Да мы от Вильны забыли и думать о жизни…

Ксаверий Бискупский вскоре спас отряд Фигнера из окружения. Сын подполковника Бискупского, Константин Ксаверьевич, стал русским генералом, в 1877 году был ранен в боях с турками на знаменитом Шипкинском перевале.

Это лишь малая толика истории поляков, выбравших не Запад, а Евразию. Таких было и есть много – со сложными судьбами, ведь их выбор был очень непрост на геополитическом разломе цивилизаций… Как пример, Ян Виткевич, начинавший с антирусских заговорщиков, но ставший первым посланником Российской империи в Кабуле и убитый британской разведкой в ходе «Большой Игры» за сердце Азии…

Pomnik siedmiu generałów, «Памятник семи генералам», установлен в 1841 году в центре Варшавы в честь шести генералов и полковника армии Царства Польского, убитых в 1830 году в ходе антирусского мятежа, но не изменивших русской присяге. Их имена: Игнатий Блюмер, Мауриций Гауке, Филип Мецишевский, Йозеф Новицкий, Станислав Потоцкий, Томаш Сементковский, Станислав Томашевский. Памятник был разрушен польскими националистами после захвата Варшавы немцами во время Первой мировой войны.

Словом, никогда не забывайте поляков, погибавших и сражавшихся за нас.

Стоит помнить их всех – от семи польских генералов, убитых антирусскими мятежниками в Варшаве в 1830 году, до Феликса Дзержинского и Константина Рокоссовского. И от них до верного союзника СССР генерала Войцеха Ярузельского и Анджея Лепера, главы фракции в польском Сейме, убитого в Варшаве за пророссийскую позицию в 2011 году, и до Матиуша Пискорского, депутата Сейма, за призывы к союзу с Россией арестованного прозападными спецслужбами Польши в 2016 году…

3.7 3 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Иркуйем
Иркуйем
1 месяц назад

К сожалению, у нас чаще вспоминают мразей, чем достойных

Похожие статьи