Пиво-тян и вобла-кун: история японского пива

Михаил Рагимов
19.08.2022 г.

Пиво оставило след в общемировой истории и культуре, чуть ли не с позднего палеолита. По крайней мере уже у шумеров фиксируется обширная лексика касательно пенного напитка – не зря, ох не зря, некоторые выводят сей загадочный народ прямиком из студеной Гипербореи, где полгода ночь, а полгода, соответственно, день…

Однако, японцы и тут пошли своим путем. Пива они придумать не сумели. Ну или в итоге первых экспериментов получилась такая бурда, что даже пленённых врагов поить стыдно. Кто знает… История страны Заходящего (для автора, который живет на Кунашире, именно так!) Солнца темна и загадочна.

Закат над Хоккайдо

Начальные шаги по стране Ямато пиво сделало с помощью европейцев. Португальцы, которые появились утт первыми, предпочитали вино. Соответственно, коварные иезуиты, замаскировавшись под мирных ксендзов, охмуряли невинных островитян именно этим напитком. Сегун Токугава Изясу, начав в 1614 году с изгнания португальцев, запустил процесс изоляции (сакоку сейсаку), который к 1641-му привел к тому, что единственными из европейцев, которые получили право торговать (да и вообще находиться на японской земле), стали представители голландской Ост-Индской компании.

Около двадцати голландцев жили на Дешиме, островке недалеко от Нагасаки. В определенный момент, изучение голландского языка стало модным среди японцев. Да и переводчиков никогда не бывает много. Кроме языка, разумеется, избранные знакомились и с кухней, и с баром. Потому пенный напиток не выходил за пределы крайне узкого круга.

Однако со временем нашлись и те, кто решил повторить отдегустированное собственноручно. Пионером стал Кавамото Комин (1810 -1870), изучавший западную медицину. Он также занимался переводом голландских книг, в том числе и описывающих технологию пивоварения. Японцы утверждают, что в 1853 году, в Сандо, префектура Хего, Каватомо сумел сварить удачное пиво, используя оборудование собственного изобретения.

Однако переводчик-пивовар опоздал.

«Черные корабли» коммодора Перри в описании японцев XIX века

Наступил знаковый для Японии 1854 год. К островам приплыли «черные корабли» коммодора Перри. Принеся в итоге американо-японский договор «о дружбе» и финансовом взаимопонимании, заключенный в городе Канагава. На процедуре подписания на столы выставлялось и американское пиво.

Привыкшие к сакэ и менее крепким напиткам с высоким содержанием сахара (сливовые и вишневые вина и т.д.), японцы отнеслись к пиву неоднозначно.

Кто-то, кого, очевидно, угостили после удавшегося банкета, называл его «волшебной водой». Кто-то честил «горьким вином из лошадиной мочи». Один из современников, Фукудзава Юкити писал: «Это ячменное сакэ (мугидзаке) имеет чрезвычайно горький вкус».

Но консенсус был найден и процесс пошел!

Вскоре, в выделенных иностранцам-«гайдзинам» районах (Йокогама, Симода, Хакодате) появились представительства многих стран. Иностранцы импортировали множество товаров, в том числе, и пиво. Изначально оно привозилось в основном для употребления собственными силами. Но вскоре начали появляться и ценители среди коренного населения.

Пиво Bass. Из Британии с любовью! Считается первым, массово завезенным в Японию

 

Вслед за британкой, в Японии появились как немецкие, так и сорта из САСШ – как в ту эпоху на русском именовали то, что мы сегодня зовём США.

Вскоре начались и собственные эксперименты. Опыты аборигена Кавамото были, к тому времени забыты (впрочем, они, скорее всего, были настолько локальными, что не вышли за пределы его подворья). Пробовали варить пиво, как сами японцы, так и переехавшие сюда иностранцы.

Первым, кто основал пивоваренный завод на территории Японии, стал Уильям Коупленд, американец норвежского происхождения, до эмиграции работавший в немецкой пивоварне.

Американо-норвежско-немецкий пивовар Уильям Коупленд

Его завод был построен в Йокогаме, возле пруда Анамуна, и носил название Spring Valley (Весенняя долина). Местные жители называли, что сам завод, что пиво – Анамуна биядзаке, то бишь «Пивное саке из пруда Анамуна»…

Ингредиенты (кроме воды) поставлялись из Германии и частично из САСШ. Варилось три сорта лагера. Продавалось преимущественно в «йошу-я», магазинчиках, которые торговали западным алкоголем. Разумеется, Коупленд открыл и импровизированную пивную. Маленький бокал стоил 10 сён, большой в два раза дороже, что составляло значительную часть дневного заработка поденщика.

Поэтому тамошние жители по старинке употребляли сёчу – напиток, получавшийся из отходов сакэшного производства, и стоивший значительно дешевле. К тому же, из-за логистики, основное потребление первого японского пива происходило в городах, и очень редко доходило до сельских районов.

Пользуясь непроработанностью местных законов и благосклонностью администрации, Коупленд не платил никаких налогов и счастливо избегал какого-либо регулирования. Однако подлинно зубастой акулой дикого капитализма норвежец не был, и охотно учил местных своему делу. Это привело к тому, что уже в 1873 году была открыта первая чисто японская пивоварня в городе Кофу, основанная двумя его учениками.

Началось бурное развитие небольших пивоварен. В пивовары спешно переквалифицировались богатые семьи, до того специализирующиеся на изготовлении сакэ, мисо и т.д.

В итоге, к концу эпохи Мэйдзи (т.е. к заре XX века) от Хоккайдо до Кюсю работало более 120 заводов и заводиков! Выживали далеко не все. Ситуацию усугубила еще и дефляция 1882 года. Печальная судьба настигла и детище Коупленда. Он был вынужден в 1885 году продать свое предприятие, а в 1902 году скончался, оставив после себя славу человека, проторившего путь целой нации к пивному алкоголизму!

Но процесс был запущен и неостановим. Помогало и повышение уровня жизни. Росло количество магазинов и мест, где пиво продавалось в розлив. «Стоячие» бары начали возникать даже на первых японских вокзалах.

Западный стиль питания и поведения быстро стал модным среди горожан страны Заходящего (помните – автор с Кунашира!) солнца. Понемногу начали оживать и пивоварни.

На роль ведущих специалистов, японцы, махнув рукой на гордость (к тому же, чисто японское пиво считалось весьма некачественным), приглашали в основном представителей немецкой школы. Те, взяв в руки германский Закон о чистоте пива (от 1516 года), моментально выбили с рынка что американцев, что англичан. До сих пор часть японских производителей гордится тем, что варит «настоящее немецкое пиво».

Из-за сложностей с законодательством, японцы не могли вести совместный бизнес с иностранцами в Японии. Но про организацию дел вне островов ничего не говорилось. В итоге, множество фирм имело фиктивную прописку в Гонконге и Шанхае. И, зачастую, ни одного японца в правлении на серьезной должности. Производственные мощности комплектовались по-прежнему, немецким оборудованием и немецким персоналом. Ингредиенты тоже оставались, в основном, европейскими. Попытки японских технологов заменить их местными, дали положительный результат только к 1920-м годам.

Появилась новая проблема – из-за невысокого налога (всего 5% на импортное пиво), развивать местное производство было банально невыгодно. К тому же, пивоварение происходило всего восемь месяцев в году – с июня по сентябрь все процессы из-за жары останавливали.

Рекламные плакаты. На этикетке виден единорог Кирин. Концепция изображать на этикетках животных, по мнению самих японцев, принадлежит всё тому же незабвенному Коупленду, поместившему козла на один из своих сортов. Коупленд же воспользовался идеей Гинесса, который разместил рисунок кошки на стауте, продававшемся в Японии с 1868 года.
Одними животными художники не ограничились. На бутылки попали Фудзияма, куклы дарума, демоны тенгу, пушки, корабли и гейши…

Но военные успехи (ещё до Цусимы японцы разгромили китайцев) страны Заходящего солнца и признание ведущими державами Японии не как вероятной колонии, а как равноправного участника, благотворно повлияло и на японскую промышленность. Пропала необходимость поддерживать юридические фикции. Пошлины на ввоз иностранного пива повысились в 1897 до 25%. А в 1901 – аж до 30%. Притом, крепкого алкоголя повышение тарифов не коснулось.

Местное пиво значительно подешевело, но потребители сделали вывод, что иностранное по-прежнему куда лучше – не зря ведь, дороже почти в два раза!

И не успели пивовары обрадоваться, как был введен налог на производство. За сваренный коку (180,39 литра) пива, казна хотела 7 иен.

Практически все мелкие производители начали точить верный дедовский танто (традиционный кинжал самурая) в «предвкушении» грядущего сэппуку. Большинство разорилось в течение нескольких месяцев. Остальные, которых добило еще и падение спроса в связи с русско-японской войной и повышение налога на производство до 8 иен, потихоньку вымерли к 1906 году.

И тогда же произошло одно из важнейших событий истории японского пива. Впрочем, прежде чем переходить к нему, очень кратко расскажем о четверке, поделившей основной рынок:

1) Japan Brewery, Ltd.. Была создана на промышленных площадях и мощностях «Весенней долины». Прошла классический путь от почти европейской (с юридическим адресом в Гонконге) до сугубо японской компании. Базировалась в Йокогаме. Основной продукт – пиво «Kirin».
В 1907 году компания получила название Kirin Brewery Company, Ltd., а чуть позже – Kirin Beer KK.

Рекламный плакат Kirin. В руках у девушки — волшебный журавлик. Про них автор уже как-то писал…

А вот и сам единорог Цилинь, в честь которого и была названа компания

2) Nippon beer, основанная в Токио, в 1892 году. Основной продукт – «Yebisu Beer», получивший свое имя в честь одного из семи богов удачи, а так же созвучно одному из легендарных племен, ставших прародителями японской нации. Примечательно, что один из районов нынешней столицы носит название «Эбису» именно в связи с производством пива. Специально для вывоза продукции, была построена станция. Позднее, жилые кварталы возле нее разрослись настолько, что в 1928 году было объявлено о переименовании прилегающих территорий в Эбису-дори.

3) Sapporo Brewery, Ltd., компания, основанная в 1876 году по указанию самого Императора. В первую очередь, для стимуляции промышленного развития острова Хоккайдо, в связи со своей «северностью», бывшим для японцев чем-то типа нашей Сибири. Программа освоения подразумевала всестороннее развитие и курировалась министром МВД, и была на контроле у самого монарха.

Первым сортом стало «Холодное пиво Саппоро» – непастеризованный напиток должен был храниться на холоде, благо запасы снега позволяли. Так же стоит отметить, что именно работники данной компании всерьез (и удачно!) озаботились альтернативой импортным ингредиентам, как культивируя домашний, так и собирая дикий хмель, в обилии растущий на Хоккайдо.

Во время подавления мятежа Сайго Такамори, хоккайдцы бесплатно и бесперебойно снабжали своим пивом правительственные войска (разумеется, исключительно отцов-командиров высшего звена), получив неплохую рекламу.

«А глаза хитрые-хитрые..!» Гейши усугубляют продукцией сразу двух компаний, Sapporo и Yebisu. Очевидно, реклама не бренда, а магазина. Ну или просто пропагандируют употребление, типа «Пейте пиво пенное, рожа будет здоровенная!»
Зачастую, художник рисовал плакаты сразу для нескольких компаний, меняя только бренды на бутылках. Подобная «халтура» в стране Заходящего солнца той эпохи не только не провоцировала избиение в темном переулке, но и воспринималась как само-собой разумеющееся…

4) Asahi Breweries, Ltd., бывшая Osaka Brewery, Ltd. основанная в 1889 году не где-нибудь, а – как вы уже догадались – в Осаке. Первой выпустила непастеризованное пиво в бутылках. Позднее, первой же, выпустила пиво в двухлитровой стеклянной бутылке.

Рекламный плакат по поводу выхода первого пива компании Asahi

В 1906 году последними тремя компаниями было принято решение о слиянии в одну. Официальными поводами стали желание уменьшить потери при конкуренции, избежать перегрева рынка, облегчить транспортные издержки и т.д. А так же политика правительства по достижению промышленной самодостаточности. Компании обязались проводить совместные рекламные компании и варить пиво по рецептам бывших заклятых друзей.

Однако, кроме пивоваров, в планирующийся мегакартель, должна была вступить и торговая корпорация Mitsui, одна из крупнейших в империи. Корпорация Mitsui брала на себя оплату всех издержек слияния. И управление всем экспортом.

Процесс слияния курировался на самом верху. Посредниками между фирмами выступили министр сельского хозяйства, граф Киёра Кейго и Магоси Кёхэй, входивший в руководящее звено Nippon beer, а так же руководивший в прошлом одним из филиалов Mitsui.

С точки зрения Japan Brewery, Ltd., слияние трех ее главных конкурентов было направлено на получение полного контроля над внутренним рынком посредством географического доминирования, поскольку новая «мега-пивоварня» получала заводы в Саппоро, Токио и Осаке, накрывая сферой влияния почти всю Японию.

Этикетки пива, выходившего в первые годы после слияния

26 марта 1906 года была образована пивоваренная компания Dai Nippon (Великая Япония) Beer Company, Inc. Разумеется, по случайному совпадению, первым её президентом стал курировавший слияние Магоси Кёхэй.

Памятная этикетка в честь создания Dai Nippon (Greater Japan) Beer Company

В следующем, 1907 году, году, Kirin Brewery Company, Ltd. (бывшая «Japan Brewery, Ltd.» занимала 20% внутреннего рынка, а Dai Nippon аж 72%.

Уцелевшим мелким производителям (Kabuto, Fuji, Sakura, и ряд других) оставалось всего 8%. К 1945 году все они или обанкротились, или же (редкие счастливчики типа Nippon Beer Kosen, «съеденного» Дайниппоном в 1933 году), вошли в состав мега-концерна.

Kabuto Beer 30-е не пережила…

Бутылки Nippon Beer Kosen, найденные автором на острове Кунашир

Экспорт в Корею, Китай, Индию и Юго-Восточную Азию в 1910-е сократился в связи с появлением местных производителей, но полное отсутствие европейских конкурентов во время Первой мировой войны резко увеличило экспортные продажи японского пива. После 1918 года европейцы вернулись на дальневосточный рынок пива, но достичь прежнего уровня уже не сумели.

Введение Сухого закона в США заставило американцев распродавать оборудование по дешевке, что так же благотворно повлияло на процесс. Уже в 1920-е годы исключительно на американском оборудовании были созданы пивоварни Nitiei и Toyo Brewery. Которые, конечно, потом благополучно «были записаны в книгу животну за нумером уходящего года». Но потрепыхались.

Великая Депрессия ударила и по японской экономике, однако Dai Nippon и Kirin, сумели пережить кризис без особых потерь. И даже наоборот, увеличили свое влияние, поострив несколько заводов в Корее и Маньчжурии – которые тогда являлись колониями Японской империи. Экспансия в том направлении продолжалась до 42-го, заводы строили как на захваченных территориях Китая, так в Юго-Восточной Азии, откуда японские войска тогда выбили европейских колонизаторов.

На протяжении всего довоенного времени Kirin и Dai Nippon продолжали подчеркивать аутентичный немецкий характер своих рецептов, технологий и пивоваров. Обе компании были юридически японскими, но ни одна из них не хотела, чтобы ее считали производителя некачественной отечественной продукции (как мы помним, «японское чудо» – это куда более поздний процесс). Успех зависел от демонстрации того, что качество их пива было не хуже европейского импорта.

И хотя обе компании занимались выращиванием хмеля и ячменя, эти усилия и не афишировались. Пиво варилось, рекламировалось и продавалось в Японии под лозунгом «настоящее немецкое качество» до конца 1930-х годов, пока перебои в мировой торговле не заставили японских пивоваров отказаться от «немецкого стиля».

Разгоревшаяся Вторая мировая, хоть и несколько уменьшила потребление (в столь сложные времена рука тянется скорее к бутыли сакэ), но зато расширила торговую сферу. Японские производители на многих территориях стали безальтернативными. Ну и, как было указано выше, пивзаводы строились и на оккупированных землях.

В разгар мировой войны, в 1943 году в Dainippon Brewery Ltd., по требованию правительства, влилась Sakura Beer, остававшаяся последней из небольших пивоваренных компаний.

Этикетка Sakura Beer

Бутылка пива Sakura Beer, найденная автором на острове Кунашир

Несмотря на стоимость, пиво привозили на Курилы без перебоев – японские рыбаки неплохо зарабатывали. И пивные бутылки здесь самые частые артефакты из прошлого…

В том же 1943-м произошло еще одно нововведение – распределением выпуска пива (впрочем, как и всего остального в воюющей Японии) начала заниматься государственная служба. Внешне это выразилось в том, что с этикеток исчезло упоминание о брендах.

И «Кирин», и «Дайниппон», стали выпускать пиво под единой, стандартной этикеткой. Заодно перестал употребляться «вражеский» латинский алфавит.

Варианты единой этикетки 1943 года

С такой этикеткой японское пиво и встретило окончание войны. Часть заводов значительно пострадала в ходе американских бомбардировок, но в целом, отрасль пережила очередную войну без особых потерь. Разумеется, экспорт снизился до почти нулевых количеств.

Очередной вехой в истории стало разделение Dainippon Brewery Ltd. на Asahi Breweries, Ltd. и Nippon Brewery, Ltd., произошедшее в 1949 году в соответствии с Законом о деконцентрации чрезмерной экономической власти (американцы тогда старательно «мочили» местные корпорации-дзайбацу). Обе компании получили примерно равные доли финансового капитала. Так же были разделены и территориальные сферы влияния. Nippon Brewery, Ltd. получали право работать от Хоккайдо до Нагои, а Asahi Breweries, Ltd. от Осаки и южнее.

Только в декабре 1951 года японским пивоварам было разрешено вернуть свои индивидуальные товарные знаки.

Этикетка времен запрета на индивидуальное брендирование (1949 год)

Спустя два года была создана Ассоциация пивоваров Японии. А после начала «японского чуда», вместе с экономикой, рос и спрос на пиво – чем еще отмечать бизнес-победы, не пошлым же шампанским и не посконным сакэ!

В 1956 году, на рынок вернулась Sapporo, возродив, таким образом, довоенную ситуацию. Пиво изначально планировалось к продаже только на Хоккайдо, но восторженная ностальгия хлестанула пенными цунами, и продажи начались по всей стране.

Этикетка первых партий. Еще исключительно для внутреннего, хоккайдского, употребления…

Плакат 1957 года. Sapporo вернулась в Японию!

В сентябре 1958-го Asahi Breweries, Ltd выпустила первое баночное пиво в Японии, закатав в «жестянку» сорт Asahi Gold.

Постер к выпуску «Асахи Голд» в жестяной банке

Меры предосторожности на крышке банки…

Чтобы добраться до содержимого, банку нужно было ткнуть чем-то острым. Дважды.
Банки тогда производились из стали, алюминий ставили только на крышку

В 1959 году минимальный объем лицензии на производство пива для пивоваренного завода был увеличен с 1800 до 2000 тысяч литров. Примерно с 1965 года темпы роста спроса на пиво начали снижаться. Впрочем, ничего удивительного – производство выросло на порядок, а в стране появилось около десятка новых пивзаводов.

В 1965 году в продаже появилась новая вариация баночного пива, с уже знакомой нам «системой запирания», правда, перевернутой в другую сторону. На острие прогресса снова выступила Asahi Breweries, Ltd.

Инновации на марше! 1965 год

Через четыре года – новый ход. Появляется подарочный сертификат на пиво:

Подарочный сертификат

В 1970-м была развернута рекламная компания, до сих пор, тщательно изучаемая. В стране возникла двусмысленная ситуация – большинство мужчин вслух считают, что пиво – женский напиток, сами же, по-прежнему, составляя большинство потребителей.

Sapporo Beer со всей самурайской решительностью отслюнявлевает толстую пачку йен секс-символу того времени актёру Тоширо Мифунэ – оскароносный акиракуросавовский фильм «Семь самураев» и пр. И вот на каждом экране Японии появляется немой рекламный ролик со слоганом «Мужчины молчат и пьют пиво».

Тоширо отрабатывает гонорар…

В 1971 году японцы получили свое первое пиво в алюминиевых банках. Во славу Императора делай из алюминия банки, а не истребители «Зеро»!

Новинка в «летучем металле»

В 1978 появились первые, сугубо японские мини-бочки:

В 1982 году в Японии начато лицензионное производство пива иностранных марок. Первой ласточкой стал немецкий (кто бы сомневался!) Löwenbräu.

Плакат Löwenbräu

В 1987 году  был открыт первый в Японии музей, посвященный истории пива. Музей находится в столице острова Хоккайдо в здании бывшей солодоварни, работавшей на Sapporo Beer:

Музей пива на Хоккайдо. Кстати, красная звезда, основной символ Sapporo, у японцев ни к Марсу, ни к РККА отношения не имеет. Это – Полярная звезда.

А в 1988 году, в Японии снова появился английский эль «Bass Pale Ale». На этот раз свой, почти посконный.

В 1994 году минимальный объем лицензии на производство пива для пивоварни был снижен с 2000 до 60 тысяч литров. В результате было создано множество небольших региональных пивоварен, можно сказать, наших нынешних «крафтовых». На сегодня их в стране Заходящего солнца более 200. Соответственно, варят множество сортов, вплоть до совсем уж экспериментальных.

В 2000-е годы по большому счету ничего особо интересного уже и не происходило. Выходят новые сорта, строятся новые пивзаводы, все больше американских и европейских компаний становятся юридически «немножко японскими»…

Да, чуть не забыл! В 2015-м, Kirin возродила Spring Valley Brewing, замкнув, своего рода, историческую спираль.

Что будет дальше? Там видно будет! А там и «Жигулёвское» начнут варить. Ведь, как мы все знаем, последний остров Курильской гряды – Окинава.

4.9 15 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
2 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сергей
Сергей
1 месяц назад

так что там с рекламной компанией то? почему её изучают?

Иркуйем
Иркуйем
1 месяц назад
Ответить на  Сергей

Массированность, отсутствие привычных методов ну и эффективность лютая

Похожие статьи