Овцы в логове волков

Виктория Цыпленкова
22.04.2022 г.

«Попались в руки наши заблудшие овцы. Противник хвастается, что провёл успешную контроперацию. Но он забывает, что сталкивается с подразделением «Пятнашка», которое никогда ничего не забывает и не прощает. Поэтому сейчас едем допросить тех пленных, которые попались, потому что нам нужно узнать где лежат тела тела наших бойцов», – рассказывает Ахра Авидзба по пути на передовую, где 20 минут назад украинских военных взяли в плен.

Комбриг жмёт на педаль. Если бы у людей был слух получше, то расслышали бы, как под колёсами похрустывает мелкое стекло, поскрипывают гильзы. Это дороги, ведущие на передок, жалуются на жизнь.

«Пятнашка» держит оборону на северо–западном направлении, под Авдеевкой. Точка, которая итак горяча, вскоре может и вовсе обуглиться. По предварительным данным, в будущем авдеевском котле, в 20–ти километрах от Донецка, греются около 90 000 украинских националистов и служащих ВСУ. Самая мощная группировка по количеству живой силы и техники на территории всей Украины.

Воюют украинские бойцы в штанах и футболках полынно–песочного цвета. По тону и рисунку подражают американским военным. Только такая попытка «закосить» под товарища удачи не приносит – оттенки плохо подходят для маскировки в донбасской местности. Зато шансы попасть в плен бойцам ДНР или быть убитыми возрастают.

«Два человека отправились к Бандере, доложить, что дела у них плохи. Пятеро остались у нас в гостях», – озвучивал успехи бойцов «Абхаз».

Внедорожник принимает грязевые ванны на подъезде к полевому штабу. Дорога уже давно закончилась. Приехали.

«Журналиста в бункер», – командует Ахра.

Корреспондента спускает в подземный тоннель боец с позывным «Наха», абхазский доброволец. Внутри тепло и темно, уставшие ребята сидят на койках, а если что–то нужно разглядеть, подсвечивают фонариком. Через несколько минут заходит Ахра с пачкой документов в руках. Паспорта и удостоверения с сине–жёлтым флагом. Попались.

Боец «Пятнашки» на передовой под Авдеевкой

Комбат внимательно просматривает документы. Всё на украинском. Принадлежат ВСУшникам, которых «призвали». Кроме одного. Среди прочих затерялось удостоверение участника боевых действий. Это значит, что его владелец не вынужденно призванный, а доброволец, ушедший воевать по собственной инициативе. Кому именно оно принадлежит – предстоит разобраться.

Из бункера наблюдаем, как выводят пленных. Поднимаемся, чтобы посмотреть поближе. Бойцов усаживают на колени, завязывают сзади руки верёвкой. Голова в асфальт – её поднимать нельзя. Гости дрожат. На улице +17. Пришла Русская весна.

– Кому слава? – громогласно уточняет вежливый человек с бородой и шевроном в виде флага Абхазии.
– Слава России! – на коленях, зато дружно, повторяют пленные.
– А ещё кому?
– Слава «Пятнашке».
– Громче б*ять!
– Слава «Пятнашке»!

Пленных уводят и усаживают в авто Ахры, чтобы вывезти в тыл на допрос. Все плотно прижались друг к другу на заднем сидении. В просторном багажнике внедорожника умещается «Наха». Из наблюдательного пункта следит за дрожащими. Они и не думают рыпаться.

Запрыгиваем следом в машину и несёмся. Если противник пронюхает, что где-то едет авто с комбатом и четырьмя говорливыми пленными, то такой мясной пирожочек быстро слопает.

– Считайте, что вы в гостях. Чуть-чуть не по своей воле. Но мы вас отправим домой. Я же надеюсь, что вы осознаёте, что больше вам не нужно возвращаться в Донбасс? – начал вежливый разговор с пленными Ахра.
– Ні. Ми і не хотіли сюди їхати.
– Где служите?
– Ми тільки призвалися. Новостворена якась військова частина.
– Бригада какая?
– 110–та. Вони тільки скоренько сформуліровали її.

Ахра Авидзба на передовой под Авдеевкой

Выезжаем с передовой. По пути забираем офицера, пожелавшего остаться неозвученным. Тот начал расхаживать вокруг авто с пленными:

– А кто это у нас тут с хохолочком? А почему у нас причёска такая? Сейчас мы её исправим. Допросим вас и отправим служить в Вооружённых Силах на Байкал.
– Ми не хочемо на Байкал.
– Шучу–шучу.

Офицер садится в багажник. Первым, прямо в дороге, допрашивают гостя из Тернополя. Назарию Драбык 37 лет. До того, как призвали, работал строителем в Москве. Говорит, вернулся потому что «в столице не было работы», но «воевать не хотел». Числился пулемётчиком, но разумеется… «не стрелял».

– А что ты с пулемётом делал?
– Нічого.
– А вы знаете, что ваши с нашими пленными делают?
– Знаэмо.
– Так чего же вы от нас ждёте? Вы же, гады, пришли нас на нашу землю убивать!
– Ми не хотіли.

С самым грустным выражением лица ехал командир отделения Игорь Василишен. Уроженец Винницы раньше работал трактористом. Есть двое девятнадцатилетних дочерей – двойняшки.

– Ты хоть русский язык знаешь? В школе учили? – спрашивал офицер.
– Я школу заканчивал в СССР.
– Вот, тебя же в СССР воспитывали. Или тебя сразу учили ненавидеть Москву?
– Я не ненавижу Москву.
– Года рождения ты какого?
– 1978–го. 28 апреля день рождения.
– Отлично. Скоро отмечать будем.

Игорь Василишен обреченно вздохнул.

Пленный ВСУ Игорь Василишен по пути с передовой

Поднять настроение Ахра решил абхазским радушием:

– А какую вы музыку слушаете? Мы же гостеприимные люди. Дадим чуть нашего колорита послушать, может поймёте мотивацию нашего пребывания здесь.
– Лезгинку? – спросил «Наха» из багажника.
– Почти, братцы.

Из колонок заиграла абхазская музыка, под которую пленных завезли на место временного пребывания. Гостей встретили с кавказским гостеприимством и блюдами украинской национальной кухни – борщом и салом.

– Кушай. Соль, острое кто-то ест? Сало? – спрашивал Ахра, подавая порции пленным.

Драбык отрицательно и испуганно кивнул.

– Как от сала можно отказываться? Стратегический запас Украины. Мы тоже в нём толк понимаем, – сказал Ахра, дегустируя лакомый кусочек украинского блюда.

Пленный ВСУ Назарий Драбык за тарелкой борща

Пока все обедали, раненому бинтовали голову. 40-летний Григорий родом из Ровно. На Родине его ждут жена и двое детей. Младшей дочери два года.

– Ну и когда она теперь папу увидит? – спрашивал офицер.
– Даст Бог, увидит.
– Меня Ахра зовут, а не Бог, – поддержал беседу «Абхаз».

Наиболее подозрительным казался пленный с хохолком на голове. «Украинская народная» причёска была сделана для него очень не вовремя. И действительно, Евгений Шевченко в 2015–ом состоял в подразделении военной службы правопорядка Украины, проще говоря в комендатуре.

– На блок-постах стоял?
– Я в основном патрулировал город.
– Где?
– В Артёмовске.
– Вот видишь, сколько ты интересного можешь нам рассказать.

Пленный ВСУ Евгений Шевченко

Затем пленных допрашивали по одному. В кабинете за столом сидит Ахра. Кажется, что он один вполне может справиться с ролью хорошего и плохого полицейского. Вот комбриг улыбается и кормит борщом противника. На глаза падает тёмная чёлка, из-под неё светится взгляд – добрый и приветливый. А через полчаса глаз загорается, тон становится жёстким. Особенно когда речь заходит о том, где остались тела наших погибших.

Ахра за 8 лет похоронил немало товарищей. Он в 2014-ом приехал в Донбасс из Абхазии. Отсюда и позывной. Родом из Сочи, хотя в детстве много времени провёл в «стране души». До начала обострения в Республиках в этом году находился там же. После начала спецоперации вернулся в «Пятнашку». В эти же дни, автобусами и машинами экстренно выезжали добровольцы из Абхазии, Южной Осетии и Северного Кавказа. Они, вместе с дончанами и россиянами сейчас врываются на передовую под Авдеевкой и возвращают земли у противника.

Бойцы «Пятнашки» под Авдеевкой

Воюют, как суровые лица, казалось бы сошедшие из некогда далёких фильмов про войну, так и молодые. Андрею с позывным «Лаврик» 21 год. Парень приехал из Пермского края добровольцем. Прибыл 5–го марта, а уже 13–го получил ранение в голову под Ясиноватой. Его вытащил из под обстрела Аинар Джения с позывным «Наха». Тот, что следил за пленными из багажника.

«Наха меня вытащил, за что ему очень благодарен. Хороший пацан, не забуду его никогда», – улыбаясь рассказывал «Лаврик».

Боец «Пятнашки» с позывным «Лаврик»

Сам «Наха» светиться не хочет. Рассказал только, что сам уже 5 лет живёт и воюет в Донбассе. Поделился подробностями ситуации на фронте:

«2 дня назад пошли в наступление. Командование тщательно прорабатывало операцию. Уже 3 километра вперёд прошли. Противник несёт потери».

Бойцов уже наградил медалями «За отвагу» Глава ДНР Денис Пушилин. Их получили Канамат Мамрешев, Владимир Харабуа, Рауль Харабуа и Аслан Гуатижев.

«Награда была за то, что в шестичасовом бою, где применялась артиллерия, танки, они своим характером показали, что не все решает количество техники и удачное расположение, а многое решает сила духа. Этим они сломали сопротивление, взяли пятеро пленных, сделали прорыв в районе трёх километров и захватили укрепрайон», – рассказывал Ахра.

Четверо пленных остались на месте временного пребывания. Пятый – в больнице с тяжёлыми ранениями в области головы. Его лечат донецкие врачи.

От пленных удалось добиться самой ценной информации – они рассказали и показали где остались тела бойцов ДНР. «Пятнашка» не забыла, не простила, и будет бить за своих.

Украинская сторона двоих погибших ВСУ не забрала. Их тела переданы в морг и остаются на территории Республики. Командование, которое отправляло бойцов на убой, не захотело забрать своих. Поленилось. Махнуло рукой. Забыло.

Интересно, пленных они примут назад, или тоже нам оставят?

 

4.5 15 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Иван
Иван
3 месяцев назад

Бог в помощь патцаны

Похожие статьи