“Медведи костёр жгут, сволочи!..” – путешествие к Спящей красавице

Михаил Рагимов
2.05.2022 г.

На карте остров Кунашир сразу и не найти. Располагается между Охотским морем и Тихим океаном, рядом с японским Хоккайдо. И является самым южным из многочисленной Курильской гряды.

Остров небольшой. По площади меньше Москвы почти в два раза, держа с Санкт–Петербургом паритет. Несмотря на небольшие размеры, достопримечательностей здесь множество. К примеру – вулканы.

Общепринятая точка зрения широких народных масс гласит, что на острове расположено четыре вулкана – Головнина, Руруй, Тятя и Менделеева. Всё, разумеется, не столь однозначно. Ещё есть вулкан Смирнова, гора Отдельная и несколько других, куда менее известных… Вулканы есть и в окружающих Кунашир водах. Впрочем, чего ещё ожидать от острова, который и возник-то, в результате вулканической деятельности?

Ближе всех к цивилизации, а соответственно, и самый доступный – вулкан Менделеева. Можно сказать, “домашний вулкан Южно-Курильска”.

Великий химик на вершину не поднимался, да и вообще на Курилах ни разу не бывал. Название появилось в кампании по переименованию 1946–го года, когда спецкомиссия топором и ластиком вырубала японские топонимы с карт, тщательно пройдясь и по Большой, и по Малой Курильским грядам… Кстати, следующее Великое Переименование случилось в 1970-х, но уже в Приморье, после осложнений с Китаем.

До переименования вулкан назывался Симанобори.

В народе его иногда называют “Спящей красавицей” – если смотреть со стороны посёлка Южно-Курильск, то очертания вулкана напоминают лежащую на спине девушку.

Вид на Спящую красавицу с юга,
на первом плане гора Мечникова

“Спящая красавица” представляет собой сложный стратовулкан, возрастом больше 200 тысяч лет и высотой в 888 метров. Действующий, хотя последняя заметная активность фиксировалась в конце ХХ-го века. Геологи не исключают новых проявлений активности, но считают их маловероятными – последние двадцать лет в подземельях острова становится всё спокойнее. Наверное, лет через сто – сто пятьдесят огонь погаснет окончательно и ветеран уйдет на заслуженный отдых.

Попасть на вулкан легко. Особенно, после того, как удалось попасть на остров, что в туристический сезон это требует изрядного везения. Увы, вопросы логистики на Курилах хромали и хромают при любой власти.

В любом случае, все дороги ведут в поселок Южно-Курильск, бывший Фурукамаппу – самый крупный местный населенный пункт, находится в центральной части острова. Оттуда, на юг, к самому крайнему (всего 18 километров до Японии) посёлку Головнино, бывший Томари, ведёт главная и единственная асфальтированная – предупреждаю, пока не полностью – дорога, главная транспортная артерия острова.

Пройдя вдоль Южно-Курильской бухты, дорога выписывает гигантскую дугу, устремляясь вглубь острова и поднимаясь почти на сто восемьдесят метров. И не удивительно – трасса проходит по краю обширной кальдеры вулкана Менделеева. Кальдера – огромная котловина, возникающая после мощного извержения и обрушения стенок вулкана внутрь самого себя.

На 17–м километре дороги находится автостоянка – пропустить сложно, она одна такая на всю дорогу. С этой точки начинаются два пути. Один справа от дороги через Столбовскую экологическую тропу к знаменитому Столбчатому мысу (о нем в другой раз). Второй путь слева – на склоны вулкана.

Если повезет с погодой, то с этой же стоянки открывается чудесный вид на вершину. Белые облака на фоне серого пятна – это Северо-Западное фумарольное (сольфатарное) поле. На склонах вулкана существует еще несколько фумарольных полей, но они не столь интересны, и к ним куда сложнее подобраться.

Чтобы дойти до Северо-Западного фумарольного поля (и вернуться обратно, если захочется) потребуется некоторая физическая подготовка, три часа свободного времени, бутылка воды и немалое желание оказаться на вулкане. Чтобы оказаться на вершине вулкана – стальная воля, крепкие ноги и минимум полдня.

Как уже, надеюсь, кто-то осознал, фумарольное поле – прочти, читатель, за тавтологию! – состоит из фумарол. Фумаролы – отверстия или трещины, сквозь которые вырываются испарения разогретых магмой грунтовых вод и очень разнообразные по составу газы. Менделеев бы порадовался этой сложности! Глядишь, не только бы свою таблицу выдумал, а чего помудрёнее… Такие поля расположены в кратерах или на склонах вулканов. Делятся они на сольфатары (чьи испарения содержат кроме паров воды, сернистый газ, сероводород, углекислый газ и другие вещества) и мофеты (преобладает углекислый газ).

Здесь у «Спящей красавицы» – сольфатары. Как и на всех остальных кунаширских вулканах.

Что интересно, выходы газов на острове встречаются повсеместно, вплоть до береговой черты. Идешь на лодке вдоль берега, а из зарослей шиповника дымок тянется. Первая мысль – “Медведи костер жгут, сволочи!..”

Тропа для восхождения начинается примерно в трехстах метрах от автостоянки – нужно свернуть у информационного щита налево и углубиться в лес по тропинке, которая, постепенно уходя вниз, тянется вдоль трассы. На этом участке тропы обильно растёт ипритка. Коварное ядовитое растение, которое принимает вид, как кустарника, так и лианы. Названа в честь боевого отравляющего газа не случайно – летом её пыльца во время цветения может вызвать мощную аллергическую реакцию на слизистых и в дыхательных путях, осенью же токсичные летучие вещества выделяют листья. Лекарства от ожогов ипритки не существует…

Затем тропа резко сворачивает под прямым углом и идет сквозь заросли бамбучника. Эти вечнозеленые растения рода Саза (на острове представлено больше десяти видов, к тому же, весьма прихотливо переопылившихся) – единственные бамбуки на территории России! Имеют тонкие одеревеневшие стебли, могут вырастать до двух с половиной метров, и представляют собой тот еще сорняк! Впрочем, от бамбучника есть и польза – его мощная корневая система оберегает землю от разрушения ветрами и дождями, а широкие листья помогают беречь влагу, столь ценную в жаркие летние дни. Кунашир ведь находится на широте Крыма, и солнце тут печет совершенно безжалостно.

На этом участке бамбучник еще низкий, всего-то по пояс! Под ноги иногда попадаются остатки японской дороги – старые прогнившие деревянные плахи, проржавевшие стальные скобы. На склонах вулкана японцы когда-то добывали серу, и силами китайских и корейских рабочих, при самураях бывших тут практически на положении рабов, спускали мешки вниз, а потом, так же вручную, относили к морю.

Вообще, пока идешь сквозь бамбучник, так и хочется заорать: “Джонни, они на деревьях!” (сильна пропаганда САСШ, ох, сильна!). У островных вьетконговцев нет автоматов, зато есть когти, клыки, густая шерсть и весят они каждый как отделение хорошо откормленных “парней в черных пижамах”… Уж прости, читатель, если ты мало знаком с вьетнамским синдромом голливудской культуры.

К счастью, на кунаширском вулкане местных партизан, то бишь медведей, можно практически не опасаться. Косолапые появляются тут очень редко. Рыбы нет, а туристы, в основном, ходят большими компаниями, с кулинарным интересом незаметно не подкрадешься… Впрочем, мохнатые аборигены компенсируют тем, что частенько выскакивают на дорогу, в том числе, и днём.

Но вернёмся на тропу, она как раз выводит нас к первому ручью. Через поток перекинут бревенчатый мостик из пары тонких стволов. Мостик хлипкий на вид, но надежный – разве что дрожит под ногами. Затем – этакая микро-дельта Меконга, да простят читатели за постоянные аналогии в ту сторону! Тут растет лизихитон, он же белокрыльник (огромные, хоть и хрупкие листья, под которыми вполне может спрятаться айн с топором или лейтенант Онода с ржавой катаной). И липкая топкая грязь, в которой запросто можно оставить обувь.

А затем – вперед и вверх! Тропа круто уходит в гору. Всё не так страшно, как может показаться – стометровый участок с крутым подъемом, скользкими “ступеньками” из корней, натянутым вдоль тропы страховочным тросом и липкой грязью под ногами. Бамбучник так и норовит выколоть глаза или с размаху хлестнуть по лицу, идти приходится медленно, раздвигая плотные заросли и стараясь не потерять тропу.

Затем снова подъемы. И несколько разлившихся ручьев, впадающих в реку Лесная. Тропа выводит к знаковому месту – большая расчищенная площадка с остатками труб и химических резервуаров – в начале XX века здесь был японский цех по добыче серы. Метрах в пятидесяти – огромная куча шлака. Вообще, японцы рассматривали Кунашир исключительно как источник сырья. Выгребали из острова и окрестных вод всё, до чего могли дотянуться…

Заповедник “Курильский”, который сейчас занимает почти две трети острова, основали только в 1984 году. По дороге обязательно встретятся редкие в нашей стране деревья, кустарники и даже лианы. Березу Максимовича, тополь Зибольда более в нигде в России не встретить. А под уникальной для России липой Максимовича, согласно легендам, Будда достиг просветления (на не Кунашире, врать не буду).

Спустя примерно полтора часа дороги, заросли внезапно кончаются. Перед нами долина ручья Кислый, который формируется из подземных вод вулкана. Воды ручья образуют несколько естественных ванночек. Вода тут минеральная, лечит от всего сразу и моментально – многие не упускают возможности окунуться (я, правда, так ни разу и не плескался – всё лень).

Ручей собирается из нескольких источников. В каждом – своя температура. Самый горячий – до +95 градусов, но большинство куда холоднее. И в итоге получается где-то +40-45.

Короткий подъем по каменисто-глинистому склону, перепрыгивая по камням и перешагивая ручейки. И вот Северо-Западное сольфатарное поле. Оно размером с половину футбольного стадиона, находится чуть ниже общего горизонта.

Совершенно инопланетные виды вокруг – барханы светло-серого шлака, камни и гигантские валуны (остатки разрушенных стенок вулкана), ярко-зелёный кедровый стланик, который, как ни странно, на самом деле сосна, просто стелющаяся. Он практически не проходим пешком. Только тяжелая гусеничная техника! Не зря его ласково зовут “мудодером”.

На поле пара десятков мелких сольфатар и две крупные – Ревущая и Спокойная. Ревущую легко узнать по звуку. Пар вырывается из жерла с рёвом, слышимым в хорошую погоду, метров с двухсот-трёхсот. Спокойная – куда тише. Но зато объем пара, выходящего из неё, намного больше. И на вид эта сольфатара – настоящий портал куда-то в адские подземелья. К Дьябле в гости.

На фумарольном поле нужно соблюдать определенные правила техники безопасности. Спекшийся шлак может внезапно провалиться после неосторожного шага, и человек окажется в новообразовавшейся сольфатаре. Её вероятно назовут его именем, но химический ожог от этого болеть меньше не станет.

Относительно безопасно передвигаться можно только возле больших камней, часть из которых – вулканические бомбы, которые выбрасывались из жерла вулкана во время извержения.

Также стоит быть осторожнее при нахождении непосредственно возле сольфатар – пар, выходящий из-под земли, очень насыщен химикатами и долгое нахождение в поле испарений может привести к отравлениям и головным болям.

Ярко-жёлтые и лимонные кристаллы серы, которые так и просятся на роль сувениров, ломать не стоит – мало того, что сера горюча и токсична, так еще и сами кристаллы образуются очень долго. Не стоит лишать удовольствия их увидеть следующие поколения.

Недалеко от Спокойной из вулканических бомб выложена гигантская стрелка, указывающая направление на тропу, ведущую к вершине центрального купола. Подъем вроде бы невысок – всего километр пути при восхождении на четыреста пятьдесят метров. Но задача сложная! Каменистый склон очень крутой, тропа местами размыта, торчащие корни так и норовят сломать ногу, густые заросли стланика… И вездесущий бамбучник!

При подъеме нужно внимательно смотреть по сторонам. Здесь живет “синяя молния” – дальневосточный сцинк, редкая краснокнижная ящерица. В России встречается только на Кунашире. И только возле геотермальных источников…

Дальневосточный сцинк

Впрочем, риск и трудность подъема оправданы – с вершины купола виден практически весь остров. Если встать лицом к тропе слева можно различить большой водоём с узеньким перешейком, которое отделяет его от Охотского моря – это озеро Лагунное. Прямо по курсу Южно-Курильск, отлично просматривается автотрасса – можно в очередной раз обругать дорожников, глядя на то, как сильно она петляет по кальдере.

Если подняться еще выше – на самую-самую узенькую площадку – можно увидеть и аэропорт, и кальдеру вулкана Головнина, и Тихий океан… Отлично видна соседняя гора Мечникова. Она пониже, но тоже весьма внушительна.

Если позволит погода, то на юге различим японский берег, а на севере – очертания огромной горы, состоящей из двух практически идеальных конусов. Это – вулкан Тятя, высочайшая точка острова (1819 метров над уровнем моря!). Туда попасть гораздо сложнее, но про это когда-нибудь потом.

5 19 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Похожие статьи