КРОВЬ, РОГА, МАРАЛИЙ ДУХ

Cергей Мансков
7.07.2022 г.

На Алтае завершилась срезка пантов. Трехсоткилограммовые самцы сиротливо гуляют по огороженным паркам. Вместо ветвистых рогов из голов торчат короткие пятисантиметровые «коронки». Срезанные панты превращаются в чудо-эликсир. Ученый-биолог и научный журналист Илья Колмановский рассказывал о новых методах омоложения организма. Есть несколько эффективных способов, но практически все они с резким ростом молодых клеток, к сожалению, часто «включают» онкологическую программу. Схожую ситуацию демонстрируют лабораторные животные. Но в мире есть одно крупное копытное, которое не подвержено этой закономерности – каждый год оно стремительно выращивает новые молодые клетки и не подвержено онкологическому риску. Это животное – алтайский марал.

С рогами и без…

 

Тотем народов

Происхождение марала – одного из самых крупных подвидов благородного оленя – уходит в глубокую древность. В главном палеолитическом объекте последних десятилетий – Денисовой пещере (Солонешенский район Алтайского края), которую 20 тысяч лет назад населяли неандертальцы, денисовцы, кроманьонцы – найдено более 83 фрагментов костей маралов. Марал – постоянный персонаж сюжетов наскальных рисунков. Среди петроглифов Елангаша и Калбак-Таша (в Онгудайском районе Республики Алтай) этот крупный олень – объект коллективных охот древних людей и тотем рода. Хорошо читаемые изображения говорят о важности этого животного в биологической и духовной сфере древних жителей Алтая от палеолита до средневековья.

Древние петроглифы Калбак-Таша

Уже в ХVII-ХVIII века марал становится главным охотничьим трофеем не только коренных жителей, но и русских переселенцев. В 1842 году исследователь Алтая Пётр Чихачев писал, что за пару пантов китайцы платят 15–20 рублей (для сравнения – стоимость коровы составляла 4–5 рублей). Быстрое обогащение способствовало формированию различных охотничьих приемов. Маралов преследовали сутками по глубокому снегу, использовали загонные охоты, караулили на солонцах, изготавливали сложные капканы с гвоздями и многое другое.

Эти традиции сохранились и в ХХ веке. Отшельница из таежного тупика Агафья Лыкова рассказывала журналисту Василию Пескову о том как без огнестрельного оружия ее брат Дмитрий добывал эту желанную добычу. Семья рыла яму, на дне которой устанавливали затесанный кол. Задачей охотника было вывести оленя на это место. Дмитрий три дня гонял молодого самца, пока он не провалился в яму и не стал внушительным зимним запасом мяса.

Промысловые способы добычи рогов всегда сопровождались гибелью животного, так как рога срубались вместе с частью черепа. Несмотря на вкусное мясо и крепкую шкуру, панты все-таки оставались главной статьей дохода. Всё остальное шло как вторичное сырье. Ситуация изменилась с появлением за Уралом первых старообрядцев. Эти хранители традиции и заодно одни из родоначальников русского капитализма первыми просчитали гешефт – стали отлавливать маралов и строить для них огромные загоны.

 

В садике

У мараловодов свой жаргон. Секции большой огороженной территории, где находятся благородные олени, обычно называют садиками или парками. В одном садике маралы-самцы, в другом самки с потомством. В осенний период гона все ворота внутри маральника открываются. «Осенние свадьбы» сопровождаются яркой звуковой картинкой.

Сильные самцы-рогачи издают трубный звук, который сильно напоминает шум при поиске радиоволны на старых ламповых приемниках. Вся тайга гудит 2-3 недели сентября. За период любовных приключений марал может потерять 50-60 килограммов веса и превратиться из гордого хозяина парка в доходягу, еле передвигающего копыта. По этой причине после оплодотворения самок оленей отделяют от всего стада и усиленно кормят. Маралухи тоже удивляют. Их восьмимесячная беременность может неожиданно исчезнуть. В голодную зиму или при ранении плод просто растворяется в чреве самки…

Уже в первой половине XIX века появились пространства, огороженные горизонтальными заборами (сложенными в шахматном порядке бревнами и жердями), в которых находилось несколько рогачей и самок. «Разведчики» Императорского Русского Географического общества Григорий Потанин и Николай Ядринцев отмечали, что количество таких хозяйств измеряется десятками.

У истоков мараловодства стоят переселенцы из Уймонской долины и жители Бухтарминской управы. Создатель музея алтайского марала Николай Фролов подробно описал становление этой отрасли в книге «Уймонские мараловоды». Лубягины, Шарыповы, Шараповы, Белоусовы первыми начали отлавливать диких маралов, перевозить их в садики и заниматься разведением. К началу XX века количество маральников в Алтайском округе перевалило за сотню. Для многих населенных пунктов эта хозяйственная деятельность определила название.

Сколько мы знаем Мараловодок, Маралих и Маральих Рожек в топографии Алтая? В нашем регионе естественный ландшафт, климат, традиции – всё было за развитие этого направления. Сейчас Россия входит в тройку мировых поставщиков пантов на рынок планеты – в стране насчитывается всего 90 тысяч маралов-рогачей, содержащихся в животноводческих хозяйствах и частных хозяйствах крестьян. Из них 55 тыс. в Республике Алтай и 24,5 тыс. в Алтайском крае. В то же время в соседнем Китае численность пантовых маралов составляет около миллиона голов. В Новой Зеландии более 2 млн. Но качество нашей продукции лучшее, так как в Китае этих благородных копытных держат в стойлах, а в Новой Зеландии часто территории их обитания ограждены забором под электрическим напряжением. Алтайский же марал даже за оградой ощущает себя в родной стихии.

Потомственный мараловод Альберт Маташев рассказывал, что в период осеннего гона дикий марал в поисках самок может перемахивать через сетку высотой в 3,5 метра и по иронии судьбы оставаться навсегда внутри, так как на обратный маневр никогда не хватает сил. При разрушении внешней сетки животные уходят в дикую природу и легко адаптируются в ней. Традиционные враги марала – волки и медведи – иногда проникают на территорию парка и не являются новыми хищниками.

Жители села Каракол Усть-Канского района делились занимательной историей о нашествии красного волка из Казахстана. На спину двум стоящим рядом самцам вставал третий, а четвертый, оттолкнувшись от этой «гимнастической пирамиды», перепрыгивал через сетку и «резал» молодняк. Оставшиеся за сеткой волки рыли подкоп, через который и вытаскивали добычу. В период появления потомства появляется еще один серьезный враг с воздуха. Беркуты могут унести 10–15 килограммовых маралят. И в первом, и во втором случае защитники – мараловоды с карабинами.

 

Пантовая хирургия

В большинстве туристических интернет-источников период срезки пантов, который проходит в мае-июне, обозначается терминами «безболезненная процедура», «некоторый дискомфорт». Автор этой статьи придерживается полярного мнения.

В конце первого года жизни у молодых самцов появляются костные бугры. К концу второго года первые рога окаменевают и сбрасываются. Через короткий период начинается рост новых рогов, растущих стремительно, по 2–2,5 сантиметра в сутки.
Третий год жизни – время первой срезки. 8–15 искусных наездников объезжают территорию, издавая как можно больше шума, чтобы согнать рогачей в определенный сектор парка. Это один из самых опасных этапов, так как самец может броситься на лошадь, сбить всадника. Потом по специальным деревянным коридорам самцов маленькими партиями загоняют на место экзекуции. Как правило, оно расположено недалеко от конторы маральника для удобства дальнейшей консервации. Для того чтобы олень стал доступен для болезненной манипуляции, его загоняют в станок – узкое пространство с опускающимся дном. Когда опора уходит – марал висит на ремнях.

Ручной пилой за 10–15 секунд ему отпиливают рога, присыпают окровавленные коронки квасцами или замазывают глиной и выпускают на волю.

 

Большинство самцов после этой процедуры падают и некоторое время восстанавливаются. Некоторые не встают вообще, тогда их забивают на мясо. Средние потери после срезки – 3–4 % молодых особей. Процедура происходит рано – в холодном утреннем воздухе животному легче восстановиться.

На вопрос, почему бы не сократить эту процедуру при помощи современных дисковых пил, мараловоды часто отвечают, что такие опыты были, но мощность и скорость часто приводят к повреждению коронок, из которых растут рога. Нет коронок – нет рогов в будущем. А стоимость пантов варьируется от 60 до 400 долларов за килограмм, а семилетний рогач может «сдавать» панты до 14 килограммов веса ежегодно.

Спиленный рог проходит консервацию. В зависимости от размера его два или три дня «купают» – опускают несколько раз в день в горячую воду. Потом несколько дней сушат в бане. К потолку парилки, натопленной до 80 градусов, прикрепляют рога и держат так несколько дней. Посвященные говорят – 10 минут ингаляции (глубокие вдохи носом и ртом в непосредственной близости от панта) в этом помещении дают годовой иммунитет. К концу консервации температура снижается. Итог этой технологии – молодые рога теряют более половины своего веса. Кровь в полостях высыхает и превращается в затвердевший порошок. Последний этап – многодневная сушка в проветриваемом помещении. А затем путь в Южную Корею, Китай, туристическую индустрию России.

 

Пантовые ванны

Май и июнь – традиционное время паломничества за пантовыми ваннами. Даже в скромных хозяйствах без потребительских изысков собирается очередь из страждущих.

По мнению старожилов, пантовых ванны лечат всё: артритные колени становятся суставами спортсменов, гипертоник забывает о тонометре, гипотоник выравнивает давление и начинает жить полноценно. Об усилении мужского здоровья ходят легенды.

В период срезки тот бульон, в котором «купают» срезанные рога, бережно собирается и разливается в большие емкости. Сюда и погружают тела охотники за вечной молодостью. Нарушая древнегреческую мудрость, в одну воду входит 5–10 человек.

Для комфорта туристов раствор несколько раз подогревают. Процедура лишена гламурного лоска, так как в сероватой жидкости могут плавать чешуйки рогов, маленькие сгустки крови и другие продукты технологии. Но эффект очевиден. Цикл из 8–10 процедур, а их можно проводить два раза в день, утром и вечером, дает силы и желание.

Цитирую РИА Новости: «Медики говорят, что при варке пантов вырабатывается углерод, изотоп углерода-13, который при приеме пантовых ванн проникает через кожу и подкожную клетчатку в клетки всего организма и эффективно влияет на процесс оздоровления. Плюс кровь марала, липопротеиды – это все действует при пантовых ваннах и через кожу проникает в костные клетки, влияет на костный мозг, который отвечает за иммунитет, на нервную систему и в целом на костно-мышечную систему. В итоге, все это приводит к оздоровлению организма», – комментирует заключения медиков замдиректора Всероссийского НИИ пантового оленеводства в Барнауле Алексей Неприятель».

Применение пантовых ванн в санаториях и на курортах заметно снижает эффект, чему способствует консервация (часто заморозка) продукта, удаленность от места, комфорт. В этом случае, полезнее препараты, сделанные из крови марала на месте. Приведу рецепт употребления пантогематогена от местного производителя: «В сложный весенний период авитаминоза достань из темного теплого места заветную бутылку желанного снадобья. Есть женский и мужской варианты продукта. Выбери правильный. Дождись фазы новолуния, и два раза в день употребляй по столовой ложке перед едой. Открытую бутылку храни в холодильнике». Работает!

5 1 голос
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Roman
Roman
2 месяцев назад

Маралов и в Костромской области разводят. И делают уникальные продукты. Они сушат панты в лиофильной сушилке и размалывают в порошок. При такой методике сохраняются все полезные вещества, которые разлагаются при нагреве. Потом порошок добавляют в кофе. От такого кофе точно всю ночь не заснешь. Ну и, естественно, делают настойки.

Похожие статьи