Буква «Ын» или мутация славян в румын

Алексей Волынец
15.02.2022 г.

Юмористический диалог Сухорукова и Салтыковой из фильма «Брат», наверное, вспомнят все:
…Одно слово – румын.
– Так он болгарин!
– А какая разница?

Но далеко не все сообразят, что разницы, действительно, никакой. Румын мы привыкли считать – просите за тавтологию – румынами. Тогда как наши предки, чуть более века назад, столь же привычно считали население Валахии и Молдавии… славянами. И у предков для подобного были все основания.

Сегодня Румыния это третья страна в Восточной Европе по населению, после Украины и Польши – 20 миллионов человек, говорящих на  Limba romana, наречии из группы романских языков. То есть в центре Восточной Европы, второе тысячелетие находясь в плотном окружении славянских племен, внушительное количество миллионов разговаривает на языке, родственном испанскому, итальянскому, португальскому…

Откуда у хлопцев со склонов Карпат эта «латинская» грусть? Из современного Бухареста нам, конечно, расскажут про даков-фракийцев, ещё до нашей эры угрожавших самому Юлию Цезарю, а потом в ходе кровавых войн покорившихся имперскому Риму, воспринявших латынь и бережно пронёсших её сквозь пару тысячелетий до наших дней… Пронёсших этот навязанный римскими оккупантами язык сквозь «великое переселение народов», сквозь Византийскую и Османскую империи, мимо тюркских племён и прочих монголо-татар, включая русских…

Словом, очень романтичная и очень романская версия. Особо эта версия умиляет, если вспомнить, что еще в III веке нашей эры те самые римляне, находясь ещё на пике могущества, провели то, что академические историки именуют «эвакуацией Дакии» – Римская империя тогда отказалась от владений на территории современной Румынии. Отказалась просто за ненадобностью, посчитав те забытые античными богами земли банально невыгодным при сведении баланса доходов и расходов…

С учётом этого факта, румынский национальный эпос о всеобщей верности языку римской мачехи особенно умиляет. И закономерно вызывает вопросы. Ведь ещё в XIX столетии, как минимум, половина – скажем осторожно, половина – населения современной Румынии разговаривала вовсе не на румынском языке. И даже те, кто всё же говорил на «валашском» наречии (славянизированном наследии балканской версии «вульгарной латыни» эпохи Рима и Византии), записывали свои изречения исключительно кириллицей.

До наших дней дошло более тысячи рукописных книг, появившихся в средние века на землях современных Молдавии и Румынии – все они написаны кириллицей на местных славянских наречиях, либо на смеси славянского с местной же «латынью». От всех прочих кириллических алфавитов, румынская кириллица, она же «валахо-молдавская азбука», отличалась лишь одной дополнительной буквой – буквой «Ын» в виде стрелочки, смотрящей вверх.

Возвращаясь от древних рукописей к юмористическому диалогу из фильма «Брат», скажем, что в плане древней истории разницы между румынами и болгарами, действительно, никакой. В начале нашей эры это всё родственные фракийские племена, лишь очасти отрихтованные римской культурой и римской политикой. В эпоху «великого переселения народов» оба берега Дуная одинаково подвергаются славянским и прочим нашествиям. Так называемое «Первое Болгарское царство», созданное четырнадцать веков назад кочевниками, пришедшими с берегов Дона и Волги, включало, как собственно земли современной Болгарии, так и Валахию, основу современной Румынии.

Остатки античных фракийцев, некогда романизированных римлянами, в те века густо смешались со славянами и прочими пришельцами. Но, как видим, ныне болгары считаются славянами и говорят на славянском наречии, а их соседи по ту сторону Дуная – то есть куда дальше от обоих Римов, и того, что на Тибре, и «Нового Рима», что Царьград – вдруг остались латиноязычными… На самом деле не остались. Точнее, остались, но, перефразируя одного киевского «мудреца», не только лишь все.

Не зря вся исконная румынская аристократия именуется «боярами» – этот славянский термин для Валахии и Молдавии вовсе не сторонний, а вполне исконный, свой. Даже внутренняя иерархия румынского боярства, существовавшая задолго до появления собственно государства Румыния, представляет собой этакую византийско-славянскую смесь, где мы отыщем и византийского «логофета» и вполне славянского «постельника» (прямо родственного «постельничему» из Московской Руси).

В средневековых документах Византии встречается даже термин «Россовлахия», для обозначения земель современной Румынии, а современная Молдавия в старинном фольклоре соседней Галиции часто именуется «Молдославией». Примечательно, что все оставившие записки русские путешественники XIX столетия, побывавшие в Молдавии, вообще не замечают какого-то языкового барьера – для них местное население априори братья-славяне, с говором не боле своеобразным, чем на Украине или в той же Галиции.

Повторим и подчеркнём – вплоть до XIX века крестьяне Валахии и Молдавии в основном славяноязычны. «Латинское» наследие там существует лишь у отдельных общин и части аристократии, при том зачастую аристократии пришлой, типа бояр из рода Гика, происходивших с земель Албании и Македонии (т.е. из наиболее латинизированных частей римской и Византийской империй на Балканах). Латиноязычные аристократы Гика в XVII-XIX веках дали полтора десятка «господарей» Валахии и Молдавии и на исходе позапрошлого столетия ещё и парочку премьер-министров новорожденной Румынии.

Именно такие аристократы, наследники античных империй, и сохранили островки латиноязычия на берегах Дуная. Но всё же «Букоавнъ ла словеніе, ши ла четаніе..» это из первых строк вполне официального валашского букваря, напечатанного в Бухаресте ровно два века назад. Согласитесь, и звучит, и читается куда нам понятнее, чем современный румынский, насаждение которого среди славяноязычных аборигенов Валахии начинается лишь в эпоху модерна, во второй половине XIX века.

Напомним, что Российская империя тогда проиграла Крымскую войну, где главным камнем преткновения, был вовсе не Крым, а именно «Дунайские княжества». У нас забыли, но в ту эпоху, когда Пушкин путешествовал по Бессарабии и писал «Евгения Онегина», основная часть современной Румынии была, в сущности, русским протекторатом. Там не только располагались наши войска после очередной победы над турками, но и в состав местных правительств Валахии и Молдавии официально входил представитель Петербурга. Именно этот представитель, русский генерал Дмитрий Киселёв, дал будущим румынам первую конституцию – Органические регламент, он же «Регламентул органик», напечатанный именно кириллицей.

Но после неудач Крымской войны наша империя теряет влияние на Дунае. Новорождённая Румыния оказывается полностью в политической, экономической и культурной сфере влияния Запада (напомним, что Запад именно тогда находится на пике своего цивилизационного могущества и авторитета). Даже первый король Румынии родом из Баден-Вюртемберга и с наследственной фамилией von Hohenzollern-Sigmaringen. Вся зародившаяся там и тогда интеллигенция тоже пребывает исключительно под влиянием Европы во всех её изводах. Назвать Бухарест «балканским Парижем» – самый желанный для них комплимент, за который они легко продадут славянское первородство.

Именно тогда на землях Валахии сначала отказываются от кириллицы, заменяя её латиницей, а затем насаждают то, что ныне именуется румынским языком, предварительно почистив его от славянизмов. Так начинают исчезать валашские «русины», славяноязычные аборигены региона… Да-да, русины это не только и даже не столько украинское ныне Закарпатье – это в реальности некогда огромная славяноязычная земля по всем склонам Карпат.

Заметим, что конец XIX – начало XX веков, это эпоха, когда миллионы ранее неграмотных крестьян получают первое всеобщее образование. В Румынии с королями из Гогенцоллернов и с интеллигенцией, мечтающей о Париже, первое в истории страны массовое образование даётся уже только и исключительно на «румынском», и только латиницей. Славяне Валахии остаются без языка – несколько поколений всеобщего образования на протяжении прошлого века (плюс политический национализм всех спектров, от «фашиста» Кодряну до «коммуниста» Чаушеску) надёжно закрепляют эффект. Всё. Былая Валахия уже совсем не славянская. Под её влиянием, тесным соседским влиянием, забывает славянские корни и Молдавия.

Но до сих пор, даже в старательно отчищенном от славянизмов румынском языке лопата это lopata, плуг это plug, а борозда – brazdă. И такого там много, а в молдавском варианте славянского ещё больше: почти 90% основных сельскохозяйственных терминов и треть основного словарного фонда. Не проиграй Российская империя когда-то Крымскую войну, сохрани политическое и прочее влияние в «Дунайских княжествах» и современные румыны с полным правом считались бы славянами.

– Так он болгарин!
– А какая разница?..

4.8 4 голоса
Рейтинг
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Похожие статьи